Меню

Москвич 2141 для рыбалки

Ах, Алеко: вспоминаем факты и развенчиваем мифы про Москвич-2141

Пожалуй, ни одна модель, выпущенная Московским автомобильным заводом имени Ленинского комсомола, не вызвала такой резонанс у советской общественности, как первый переднеприводный Москвич, получивший обозначение АЗЛК-2141 и собственное имя Алеко. И, надо сказать, на то были свои причины. Сегодня мы вспомним семь мифов об этом автомобиле и выясним, какие из них имели под собой реальную подоплеку, а какие были исключительно досужим вымыслом.

«С орок первый» радикально отличался от прежних моделей всем – компоновкой, внешностью, двигателем… Наконец, ценой – он был в полтора раза дороже не только обычных заднеприводных Москвичей, но и сверхпопулярных в СССР автомобилей Волжского автозавода! При этом новая модель давалась заводу нелегко – в частности, с большими проблемами под капотом Москвича появился более-менее подходящий двигатель, причем от… тольяттинской же «шестёрки», с которой АЗЛК-2141 и должен был конкурировать!

Именно поэтому сразу же после запуска в серийное производство переднеприводный Москвич оброс самыми различными мифами и легендами. Ведь в те времена, пожалуй, единственным источником информации для большинства автомобилистов был ежемесячник «За рулем», который хоть и скупо, но все же освещал тему запуска каждой модели, а также технические особенности новинок, включая «сорок первый» Москвич.

Новый Москвич успел «засветиться» на обложке «За рулем» еще в 1986 году, но массовое производство этого автомобиля началось позже

Однако далеко не все автовладельцы (как их тогда называли – автолюбители!) хотели или могли почитать свежий выпуск журнала, а поговорить о новых машинах любили все без исключения советские автомобилисты. И очень часто в середине-конце восьмидесятых услышать о «сорок первом», ижевской Орбите, тольяттинском Спутнике, Волге ГАЗ-3102, «семёрке» Жигулей, Таврии и других новинках советского автопрома можно было то, что к действительности не имело ни малейшего отношения. Такое народное мифотворчество объяснялось просто: в прессу просачивалось не так много достоверных данных, а «нагуглить» интересующие сведения в то время было просто негде.

Недостаток информации или слабое знание матчасти многие корифеи и гаражные авторитеты щедро компенсировали собственной фантазией. Проверить или опровергнуть досужие слухи и домыслы было невозможно, поэтому в курилках и гаражных кооперативах еще до запуска «сорок первого» в производство у этого автомобиля появилась альтернативная история.

конструкторы АЗЛК не справились с самостоятельной разработкой новой модели (миф)

Когда-то мы уже подробно рассказывали об экспериментальных Москвичах, над которыми на московском автозаводе трудились почти десятилетие. Именно они должны были прийти на смену обычному «четыреста двенадцатому». Увы, не сложилось: появившееся на АЗЛК новое руководство (так называемая зиловская команда) видело будущее Москвичей совершенно другим и «наступало на горло» творческому составу работников предприятия. В частности, конструкторам предлагалось по аналогии с ВАЗом не идти своим путём, а приобрести готовую иностранную разработку – например, Citroёn или Fiat. Правда, советская администрация и вероятные зарубежные партнеры так и не пришли к какому-либо конкретному соглашению, оставшись на уровне «прожекта».

Впоследствии на заводе снова вернулись к«своей теме», то есть разработке заднеприводного преемника АЗЛК-2140, результатом которой стал макет двухобъемника с индексом С-3. Таким образом, конструкторы и художники АЗЛК вплотную приблизились к замене привычного Москвича автомобилем новой конструкции, но – с классической компоновкой.

Увы, в Министерстве автомобильной промышленности СССР решили, что тему автомобилей с приводом на задние колеса развивать не стоит и в приказном порядке «порекомендовали» заводу заняться разработкой своей новой машины – а точнее, нелицензионным копированием европейского автомобиля года-1976, хэтчбека Simca 1308.

АЗЛК-2141 полностью «передран» с французской Simca (частично правда)

Несмотря на то, что чиновники Минавтопрома практически на официальном уровне приказали скопировать Симку, сотрудники Московского автозавода и не хотели, и не могли этого сделать. Во-первых, подобное издевательское требование по понятным причинам не нашло понимания и поддержки у заводчан, поскольку для талантливых конструкторов это было явным оскорблением.

Во-вторых, у сотрудников АЗЛК не было опыта в разработке автомобилей с передним приводом – и, соответственно, отсутствовали компоновочные наработки. А при полном отсутствии технической документации взять и просто «перерисовать» незнакомую машину для её последующего производства на АЗЛК было практически невозможно. Это в наше время многие китайские производители пошли путём слепого (и нелегального) копирования технических решений и конструкции чужих автомобилей, но на АЗЛК, как и на остальных советских автозаводах, опыта по разработке переднеприводных машин к середине семидесятых годов еще просто не было! Если, конечно, не считать «переднеприводным» украинский ЛуАЗ, который в обычных условиях эксплуатации ездил с отключенной задней осью.

Читайте также:  Как сделать мини снегоход для рыбалки

Именно поэтому будущий «сорок первый» роднит с французским автомобилем разве что верхняя часть кузова, в то время как платформа у них серьезно разнится. Если Simca отличалась поперечным расположением силового агрегата (как у нашей «восьмерки»), то новому Москвичу суждено было остаться с продольным мотором, с которым должна была сочетаться принципиально новая для завода переднеприводная трансмиссия. Ведь уже в тот момент конструкторы поняли, что вынуждены будут использовать на новой модели старую агрегатную базу – как минимум, на момент работы над незнакомой для себя компоновочной схемой.

Для этого одной из купленных Симок просто отрезали переднюю часть и приделали новую – с продольно расположенным двигателем от М-412.

Вот и получилось, что у будущего Москвича с его «министерским» прототипом получилось не так и много общего – точнее, «сорок первый» напоминает Simca 1308 разве что визуально.

«Максимка», как метко окрестили гибрид на самом заводе, был готов уже через четыре месяца после начала работ по переднеприводнику, однако впоследствии внешность машины несколько раз изменялась – от серии к серии прототипы дорабатывали в том числе и для того, чтобы снизить себестоимость новой модели. Именно поэтому многие элементы декора опытных образцов просто упразднили.

Конструкция автомобиля напоминает отнюдь не французский хэтчбек, а больше схожа с Audi 100 C2.

Если Simca 1308 (на фото – слева) имела поперечное расположение силового агрегата, то у Москвича мотор установили продольно. Поэтому компоновка передней части у Симки и «сорок первого» разная

Выбранная компоновочная схема объяснялась не только близким классом «сорок первого» и немецкого автомобиля, но и необходимостью разместить под капотом не самые маленькие моторы УЗАМ и ВАЗ-2106, которыми планировали оснащать новую модель на первых порах. Именно поэтому новый Москвич получил продольное расположение силового агрегата, причем первичный и вторичный валы в коробке передач были расположены горизонтально и почти на одной высоте. Такой приём в сочетании с модифицированной системой впуска позволил конструкторам максимально снизить габаритную высоту силовых агрегатов, что сделало возможным втиснуть силовые установки в длинный, но довольно плоский «нос» Москвича.

Кроме того, советский хэтчбек получил совершенно другую конструкцию задней подвески – вместо независимой торсионной «сорок первому» досталась вполне типичная для переднеприводных автомобилей той поры зависимая балка.

Таким образом, при несомненном внешнем сходстве АЗЛК-2141 и Simca 1308, конструктивно эти автомобили близки разве что в верхней части кузова, в то время как спереди силовая структура Москвича существенно отличается от французского исходника.

Салон нового Москвича получился самобытным. Увы, не обошлось без эргономических огрехов

АЗЛК-2141 был самым дорогим советским автомобилем (миф)

Так уж получилось, что главным конкурентом Москвичам с начала семидесятых годов стала продукция Волжского автозавода. При этом Жигули считались престижнее и комфортабельнее автомобилей, выпущенных АЗЛК, хотя у Москвичей была своя целевая аудитория.

И если прежние Москвичи стоили на уровне базовых моделей ВАЗ (в первую очередь, 2101), то «сорок первый» позиционировался как автомобиль более высокого класса – и, соответственно, ему назначили куда более высокую стоимость.

Ведь понятие цены в стране с планово-административной экономикой было условным – разные модели Жигулей, к примеру, отличались по стоимости почти на 2 000 рублей, что вряд ли можно было оправдать более богатым оснащением или декоративной отделкой. Вот и Москвичу сразу определили в табели о рангах строчку на уровне самых престижных моделей Жигулей – то есть, его розничная стоимость превышала 9 000 рублей. При этом «сорок первый» не был самым дорогим автомобилем – в зависимости от модификации, в момент выхода на советский рынок его цена составляла около 9 600 рублей для версии с двигателем ВАЗ-2106-70, в то время как ГАЗ-24-10 стоил около 16 000 «деревянных».

Но уже в 1990 году после незначительной модернизации Москвич в зависимости от типа двигателя получил индексы 2141-01 и 21412-01, а его розничная цена увеличилась до 13 500 рублей – то есть, почти на 40% от первоначального уровня!

В 1991 году состоялось очередное повышение цен на товары народного потребления – в том числе, и на автомобили. Уже перед самым распадом СССР цены «приотпустили» – то есть, их еще регулировали административными методами, но уже не слишком сдерживали. Поэтому «сорок первый» прибавил в стоимости еще несколько тысяч: в конце весны 1991 года цена АЗЛК-21412-01 с двигателем УЗАМ-330.1 составляла около 20 000 рублей – то есть, примерно на две с половиной тысячи больше, чем стоила сверхпопулярная на тот момент вазовская «девятка». Правда, купить машины по такой цене в 1991 году могли лишь те редкие счастливчики, которым повезло получить право на приобретение автомобиля по его государственной цене. Реально же новые автомобили оценивались в полтора-два раза дороже их номинальной стоимости.

Читайте также:  Лучший воблер для ловли щуки летом

Москвич был престижнее «девятки» (правда)

В советские времена ходила обидная поговорка: «бывает машина, а бывает Москвич». Так поклонники продукции Волжского автозавода высказывали своё презрительное отношение к заднеприводным Москвичам.

Когда о «сорок первом» заговорили всерьез, а первые товарные автомобили оказались в руках новоиспеченных владельцев, впервые с 1970 года у Москвича появились все шансы стать престижнее не только «заслуженно любимых» Жигулей, но и более современных переднеприводных Спутников!

Сегодня это звучит немного неправдоподобно, но в 1987-1989 годах новый Москвич был и вправду престижнее «восьмерок», да и пятидверную версию Самары многие воспринимали как автомобиль классом ниже, чем АЗЛК-2141. Ведь новая модель Московского автозавода не только хорошо выглядела, но и действительно превосходила по линейным габаритам и размеру салона как заднеприводную «классику», так и Самары! Вдобавок «восьмерки-девятки» оказались весьма тесными для задних пассажиров, в то время как «сорок первый» баловал обитателей своего салона практически «волговским» запасом пространства!

Неудивительно, что в «стан москвичеводов» довольно быстро переметнулись даже поклонники тольяттинской техники. Многие из них рассуждали вполне логично: «сорок первый» больше, тяжелее, современнее и мощнее «зубил», поэтому 500-800 рублей разницы в стоимости Москвича и Спутника вполне оправданны. К тому же первые Москвичи практически повсеместно комплектовались самым мощным двигателем, который выпускался в СССР для автомобилей малого класса.

Речь, конечно же, о моторе вазовской «шестёрки», 1 600 «кубиков» которого развивали вполне приличные по меркам восьмидесятых годов 80 «лошадок». А ведь большинство «девяток» первых выпусков оснащались 1,3-литровым мотором ВАЗ-2108 мощностью 64 л. с. Именно поэтому на «сорок первый» обратили внимание даже те, кто раньше ездил исключительно на продукции Волжского автозавода. Увы, Москвичу суждено было стать престижнее Спутника совсем ненадолго – лишь до тех пор, пока не началось серийное производство «девяносто третьей» и «девяносто девятой».

Москвич-2141: московская Симка

Опытный образец Москвич-2141 1981

Хэтчбек в массы!

История 41-го Москвича вполне годится для биографического фильма. Жаль только, «хэппи-энда» не случилось. С появлением ВАЗа, в который стекались все финансовые и интеллектуальные силы, позиция АЗЛК, некогда бывшего лидером отечественного легкового автомобилестроения, резко пошатнулась. Экспорт падал семимильными шагами, да и внутренний спрос неуклонно снижался. Большинство хотело ездить на Жигулях, а не на 412-м Москвиче. В 1976 году стартовало производство новой модели 2140. Правда, это был все тот же 412-й, пусть и глубоко модернизированный. Руководство завода понимало, что нужна новая модель, и еще в конце 60-х началась разработка нового поколения машин под кодовым индексом 3–5. Хотя автомобиль был куда больше предшественника и имел много интересных решений, время было потеряно, и к концу 70-х мировой автопром ушел далеко вперед. Да и физически в то время непросто было наладить производство новой модели.

Москвич-2141

В 1975 году завод приступает к разработке совершенно нового автомобиля с набиравшим популярность кузовом хэтчбек. Конструкция автомобилей, проходивших под индексом С, была интересной и даже передовой. Принципиальная схема подвески напоминала BMW 5-й серии, которую использовали в качестве аналогов при доводке. Заднеприводное шасси с передней подвеской McPherson и задней многорычажкой. Но задний привод стал фатальным для перспективного семейства. В Министерстве автомобильной промышленности СССР было принято решение, что все новые легковые автомобили должны иметь передний привод. Тогда же на АЗЛК пришло указание «сверху» — разработать новую переднеприводную модель на основе зарубежного аналога. В качестве такового был выбран «автомобиль 1976 года» — Simca-1308. Подобное решение было воспринято творческой группой завода как оскорбление. Но ничего не поделаешь, и работы начались.

Рентген-схема 41-го Москвича

Острая сердечная недостаточность

Существует ошибочное мнение, что Москвич-2141 всего лишь копия Симки. На самом деле у него куда больше общего с Audi 100 C2. Компоновка была точь-в-точь как у продукции Фольксвагена тех лет — продольно расположенный двигатель, дифференциал между двигателем и коробкой передач. Такое решение, кроме всего, позволяло использовать на новой машине двигатели от заднеприводных моделей. А еще можно было создать полноприводную версию. Передняя подвеска — типа McPherson (у Симки были торсионы). Реечный рулевой механизм — верхнего расположения, колеса — 14-дюймовые. В итоге с выбранной в качестве образца Симкой у Москвича не осталось почти ничего общего — лишь часть профилей крыши да уплотнители стекол.

Читайте также:  Как нарисовать кота рыболова

SIMCA-1308

Очень скоро в ходе доводочных испытаний стало ясно — 412-го двигателя явно недостаточно для большой и тяжелой машины. Решением могло стать применение мотора ВАЗ-2106. Но Волжский завод не мог серьезно нарастить выпуск двигателей, а родной поставщик — Уфимский завод автомобильных моторов — оказался просто не готов к выпуску доработанных агрегатов. Да и одной только модернизации было недостаточно — требовалось абсолютно новое семейство двигателей.

В итоге конструкторы АЗЛК вместе с тольяттинскими инженерами разработали двигатель семейства 414 — рабочим объемом 1,8 л и мощностью 95 л.с. Появился и дизель рабочим объемом 1,9 л и мощностью 65 л.с. На территории московского завода началось строительство производственных цехов для выпуска двигателей. Но на это требовалось время, а сама машина была готова. В итоге приняли решение запустить производство Москвича-2141 с «временными» двигателями УЗАМ и ВАЗ.

В феврале 1986 года собрана первая опытная партия, а в конце года и первая товарная. Полноценное производство 41-х Москвичей развернулось к 1988 году. Новый автомобиль был очень комфортным. Большой, просторный салон, огромный багажник. Продольная компоновка наделяла Москвич отличной проходимостью (ЗР, 2001, № 3) и хорошей стабильностью на прямой. Коробка передач — 5-ступенчатая (одна из первых в нашей стране), щиток приборов — с тахометром. Но качество автомобилей было отвратительным. Салон даже по отечественным меркам собирали ужасно, а дешевый пластик не выдерживал никакой критики. Кузов 41-го имел слабую коррозионную стойкость. Что уж говорить о динамике машины- с «временными»-то моторами. Тем не менее производство наращивалось и к 1991 году достигло пиковой 100-тысячной отметки. Проблемы с качеством сборки решались, да и новый моторный завод был почти готов…

Интерьер серийного Москвич-2141

Агония

Но, увы, в это время страну лихорадило от перестройки. А позже случился государственный переворот. Москвич из-за долгов так и не смог завершить строительство. В итоге все оборудование производства двигателей было разукомплектовано и утрачено. Навсегда. 41-й Москвич не только не получил дальнейшего развития линейки (планировались седан, универсал и минивэн), но так и остался с временными моторами. Спрос начал падать. В 1994 году УЗАМ все-таки разродился модернизированными агрегатами рабочим объемом 1,7 и 1,8 л, с которыми динамические показатели автомобиля заметно выросли.

Москвич Иван Калита, купе Дуэт

В феврале 1996 года конвейер остановили. В следующем году «сорок первый» модернизировали — изменилось оформление передка. Обновленный автомобиль получил имя «Святогор». Часть машин комплектовалась двухлитровым 113-сильным двигателем Renault F3R, знакомым по Renault Laguna. Кроме мотора Святогор обзавелся импортным сцеплением и усилителем тормозов. Но опять вмешались внешние факторы. Дефолт 1998 года больно ударил по заводу: закупка импортных комплектующих привела к огромным убыткам. Агония 41-го продолжилась.

И даже в этих условиях у завода могло быть будущее. Ведь во второй половине девяностых Москвич получил поддержку правительства Москвы. Но руководство завода грамотно распорядиться полученными средствами не смогло. Вместо того чтобы довести качество 41-го до нужного уровня, все силы были брошены на появление целой армии «уродцев»: «Юрий Долгорукий», «Князь Владимир» и аляповатый «Иван Калита», стоивший баснословных денег. А еще — модификация Дуэт с кузовом купе. Но спроса не было. Даже со стороны правительства Москвы.

Итог закономерен — производство неуклонно сокращалось и к 2001 году снизилось до 800 машин в год. Четвертого марта 2002 года конвейер был остановлен, а электроснабжение завода прекращено. Больше автомобилей под маркой Москвич с московского конвейера не сходило. Обидно, ведь изначально 41-й Москвич был очень неплохим автомобилем. Он метил в пустующую нишу между Волгой и Самарой. Нужно было наладить работу с поставщиками, повысив качество, и довести до ума новое производство двигателей. Однако история распорядилась иначе, и сегодня на территории бывшего Москвича собирают Дастеры и Каптюры. А сам Москвич присоединился к списку марок, канувших в небытие.