Меню

Моя первая рыбалка истории

Моя первая рыбалка истории

Петя с отцом и матерью переехал из города в таежное село. Все здесь было для мальчика интересно, особенно речка Студеная. Вода в ней холодная и прозрачная: с берега видно, как рыба плавает.

Пете еще никогда не приходилось видеть живых рыбок, разве только в аквариуме. Но в аквариуме они вялые, плавают медленно, а здесь так и снуют. Петя глаз не мог оторвать от юрких рыбешек, и очень захотелось ему поймать хоть одну из них. Он сделал удочку: к толстой сучковатой палке привязал крепкую нитку, купил в магазине самый большой крючок и ранним утром отправился на рыбалку.

Над Студеной стоял густой туман. В воздухе пахло сеном и парным молоком. Было очень тихо, лишь далеко где-то гудел трактор. Пета зябко пожимал плечами, хотя надел ватник, — это оттого, наверное, что он немного волновался.

Петя думал, что пришел самый первый, но, оказалось, на берегу уже сидело много незнакомых ребят с удочками. Они встретили нового рыбака насмешками:

— На какую это рыбу у тебя удилище-то?

— А посудина-то для полупудовой щуки.

Петя обиделся и отошел от ребят. Остановился он у тихой заводи. Здесь Студеная делала поворот и замедляла движение. На берегу росла длинная острая трава, ухватишься — руку порежешь. Петя постелил на траву ватник, сел и закинул леску в воду. Хорошо!

День был солнечный. У южного горизонта — мелкие и редкие, похожие на разбросанный пух, облака. В северной стороне облака темные и по ним как граблями провели: стоят рядами. А над головой чистое голубое небо.

Вдоль берегов Студеной много кустарников. За кустарниками — луга, сплошь усеянные цветами.

Поплавок вдруг стал подергиваться, потом пошел куда-то в сторону. «Клюнуло», — радостно подумал Петя и выдернул леску. Над водой блеснула рыбка, плюхнулась в воду и исчезла. Поплавок опять заходил по воде. Мальчик снова дернул леску, и рыба вновь сорвалась.

До того было обидно, что Петя почувствовал, — сейчас заплачет: почему ему так не везет.

Он сначала не заметил маленьких рыбок с темными спинками — пескарей. Присмотревшись, увидел, что пескарики набрасываются на червяка со всех сторон. Вот одному из них удалось схватить свободный конец насадки, но, когда Петя дернул леску, пескарь сорвался. Срывается он потому, что маленький, не может заглотить даже часть большого крючка. А без крючка его вытянуть трудно.

Петя забросил леску поближе к берегу и увидел, как рыба вцепилась в насадку.

Быстро дернул… В воздухе пескарь сорвался, но упал не в воду, а на берег. Мальчик схватил рыбку и опустил в ведерко с водой, а потом долго смотрел, как она плавает.

Больше Пете не удалось ничего поймать. Он решил, что все зависит от места.

…Невдалеке было маленькое озерко. Подойдя поближе, Петя увидел, что озеро глубокое. Оно соединено с речкой широкой протокой.

«Может, здесь порыбачить?» — подумал Петя.

Он выбрал самого большого червя и насадил его на крючок. Леску закинул в озерцо.

Не клюет! Поплавок из коры спокойнехонько лежит на воде рядом с какой-то грязной щепкой. Хоть бы дрогнул…

Посидел-посидел Петя и пошел по берегу Студеной: лучше погулять немного, цветов нарвать. В полкилометре от озера он увидел старика в выцветшей добела солдатской гимнастерке.

Петя подошел поближе.

— Уже часов пять сижу, — пожаловался старик, — а еще и полведра не наловил.

Полведра. Видали?! Да если б у Пети было полведра.

Старик охотно рассказывал о премудростях рыбной ловли:

— Очень большой крючок у тебя, говоришь? И леска толстая? А мне кажется, лучше в этой речке удить с маленьким крючком. Здесь много мелкой рыбешки. Вот на Тоболе с твоей снастью дело хорошо пойдет — там рыба крупная.

Петя внимательно слушал. Уже вечерело, стало тихо и прохладно. В заводи что-то булькнуло.

— Щука за рыбой охотится. Она, брат, прожорливая, даже утят ест. Плавает утенок, щука его из воды хвать… Был на воде утенок и не стало утенка. Если подцепишь щуку, не торопись вытаскивать: может сорваться.

Старик долго еще рассказывал Пете о повадках различных рыб, об уловистых местах. А потом вдруг спросил:

— Ты что же, парень, удочку-то оставил без призору — у нас, рыбаков, так не водится…

Когда Петя подошел к озерку, чтобы смотать леску и идти домой, поплавка не оказалось. Острый конец удилища на вершок ушел в воду. Первая мысль была — одним рывком выбросить леску. Но Петя тут же одумался и потянул осторожно. Что-то тяжелое, наоборот, тянуло в глубь озера. Рыба?! Большая! Петя крепче сжал удилище.

Очень долго рыба не показывалась на поверхности, кругами ходила по дну. Петя легонько подтягивал к себе леску, потом потянул ее обеими руками и выбросил на берег большую черную щуку.

На траве рыба начала подпрыгивать, трепыхаться. Петя не знал, что в таких случаях щуке «ломают лен», то есть переламывают ей хребет у самой головы. Можно было бросить щуку в ведерко и прикрыть ведерко чем-нибудь или сесть на него, но Петя не догадался и этого сделать. Он оттащил рыбину подальше от воды, на поляну, и прижал ее коленом к земле.

Вдруг мальчик почувствовал, что кто-то подошел к нему, он поднял голову и увидел знакомого старика.

— Ай да улов! — удивился старик, — Посчастливилось тебе. А место для щучки-то вроде бы неподходящее: озерко весной во время разлива появилось. Если б щучка осталась здесь, зимой обязательно погибла бы.

Моя первая рыбалка

В те времена, когда свой возраст я могла показать на трёх пальчиках детской руки, произошёл этот случай. Компания отправилась отдохнуть на живописном берегу реки. Среди взрослых были мои родители, которые решили взять меня с собой, видимо, чтобы не слонялась одна по квартире. А то вдруг опять разрисую акварельными красками посуду («чтобы было красиво!»), или разрежу на куски мамин воздушный шарф, чтобы сделать кукле фату или бальное платье. Самой ведь мастерить гораздо интереснее, чем приобретать в магазинах!
Были ли ещё дети в компании, я не помню. Взрослые привезли с собой всё, что полагается для активного отдыха и удовольствий, и, когда они хлопотали, чтобы устроиться с комфортом, я начала изучать окрестности.
Надо сказать, что созерцать я любила, сколько себя помню. И я пошла по берегу вдоль реки, куда глаза глядят. На мне было летнее платье до пят, удобная обувь для ходьбы, длинные волосы мне заплели в замысловатые, трудно передающиеся описанию косички.
Говорят, что ушла я довольно далеко от комфортного места стоянки, и когда меня хватились, то не так разу и нашли!
Приятный ландшафт, красивая река побудили меня порыбачить. Взрослые кричали моё имя и «Где ты? Отзовись. », но я не отзывалась.
Когда меня обнаружили, то картина взору людей предстала такая: я стояла в воде по колено. Подол длинного платья был мокрым и качался от лёгких, игривых волн. В руке я держала ветку, опустив один её конец в реку. Что да как, расспросы, ахи, охи…

— Тише, вы мне всю рыбу испугаете. — укоризненно сказала я.

Это была моя первая рыбалка.

(Фото из Интернета).

от 13 июля 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0476842 выдан для произведения:
В те времена, когда свой возраст я могла показать на трёх пальчиках детской руки, произошёл этот случай. Компания отправилась отдохнуть на живописном берегу реки. Среди взрослых были мои родители, которые решили взять меня с собой, видимо, чтобы не слонялась одна по квартире. А то вдруг опять разрисую акварельными красками посуду («чтобы было красиво!»), или разрежу на куски мамин воздушный шарф, чтобы сделать кукле фату или бальное платье. Самой ведь мастерить гораздо интереснее, чем приобретать в магазинах!
Были ли ещё дети в компании, я не помню. Взрослые привезли с собой всё, что полагается для активного отдыха и удовольствий, и, когда они хлопотали, чтобы устроиться с комфортом, я начала изучать окрестности.
Надо сказать, что созерцать я любила, сколько себя помню. И я пошла по берегу вдоль реки, куда глаза глядят. На мне было летнее платье до пят, удобная обувь для ходьбы, длинные волосы мне заплели в замысловатые, трудно передающиеся описанию косички.
Говорят, что ушла я довольно далеко от комфортного места стоянки, и когда меня хватились, то не так разу и нашли!
Приятный ландшафт, красивая река побудили меня порыбачить. Взрослые кричали моё имя и «Где ты? Отзовись. », но я не отзывалась.
Когда меня обнаружили, то картина взору людей предстала такая: я стояла в воде по колено. Подол длинного платья был мокрым и качался от лёгких, игривых волн. В руке я держала ветку, опустив один её конец в реку. Что да как, расспросы, ахи, охи…

— Тише, вы мне всю рыбу испугаете. — укоризненно сказала я.

Сборник коротких рассказов о рыбалке

1. КТО ИЩЕТ, ТОТ ВСЕГДА НАЙДЁТ
Рассказ
В постсоветские времена мы с семьей отдыхали летом у родителей жены в городе Бердянске, к тому времени уже самостийной и незалежной Украины на берегу Азовского моря. Красивый саманный дом с тенистым садом находился недалеко от песчаного берега с удобным пляжем. Вдоль побережья тянулась череда дамб — волнорезов, откуда можно было прекрасно рыбачить удочками и различными донными снастями на азовскую рыбу. Немного раньше нас приехали в гости и другие родственники с севера Тюменской области. Было шумно и весело.
Дом нуждался в небольшом ремонте и перепланировке, а работа с саманом требует специальных знаний и навыков, поэтому на семейном совете было решено пригласить мастера — специалиста. Детей, пять человек в возрасте от четырех до четырнадцати лет, чтобы не путались под ногами, решили отправить подальше от дома в сопровождении взрослых, меня и моей жены.
Сестра жены вместе с мужем, сделав два рейса, на своей машине перевезли нас за тридцать километров в сторону г. Мелитополя на любимое место отдыха горожан, называемое Азовом. Крутой берег обрывистыми уступами, кое-где поросшими зарослями акации, спускался к морю, пологий песчаный пляж тянулся в обе стороны до края горизонта. Отдельными островками стояли машины и палатки отдыхающих.
В это лето в Бердянске стояла рекордная жара, температура воздуха достигала 52 градусов по Цельсию. Матерчатый навес создавал слабую защиту от солнечных лучей, от духоты не спасала даже морская вода, которая сама была как парное молоко.
Мы быстро поставили две палатки. В одной, маленькой, разместились одиннадцатилетние девочки Аня с Катей и четырехлетний племянник Вовчик. Девчата сразу взяли опекунство над мальчуганом, следили за ним во всем, от кормления до исполнения естественных надобностей, иногда играя с ним как с куклой. Во второй палатке, используемой больше как тент от солнца, устроились: я, моя жена, сын Григорий и старший племянник Денис, соответственно тринадцати и четырнадцати лет.
Скорее спрятав вещи от палящего солнца, мы надолго погрузились в море. Так началась наша недельная ссылка на отдых.
Дети почти все время плескались в воде, жена загорала, а мне купаться просто так вскоре надоело, и я, иногда сопровождаемый эскортом мальчишек, начал изучение побережья. В самый первый вечер, недалеко от нас, на узкой полосе пляжа под обрывистым берегом мы увидели группу рыболовов. Надо сказать, что дно моря вдоль всего берега очень плавно понижалось в глубину, только на удалении метров на 50 вода начинала прикрывать плечи. На твердой песчаной поверхности дна не было замечено ни ям, ни бугров, ни других каких либо неровностей, что говорило об отсутствии кормовых мест и возможных рыбных скоплений. Поэтому, сам факт наличия рыбаков и, следовательно, рыбы меня очень воодушевил.
К сожалению, на вопрос — Как улов? — большинство из них пожимали плечами, и только несколько человек, улыбаясь, показали одного, реже двух бычков- маломерков, чуть больше мизинца. Ловили на поплавочные удочки, на донки, даже на резинку, насадкой служил земляной червь, с большим трудом добытый в ближайшей деревне.
Сама мысль о длительном сидении под солнечным пеклом в ожидании возможной поклевки приводила меня, жителя прохладной Сибири, в ужас, поэтому вариант ловли с берега отпал сразу. Я решил попытать удачу ловлей поплавочной удочкой взабродку, заходя в теплую воду по пояс или по грудь, тем более что опыт подобной рыбалки на сибирских озерах у меня был.
Теперь вопрос с насадкой. Обычно бычки, а также и другая рыба — камбала, судак и даже тарань прекрасно ловятся на креветку или мясо мидий. В черте города возле каменных дамб простым мелкоячеистым сачком я ухитрялся за час наловить почти полный полиэтиленовый пакет креветок, а в песке рядом с камнями накопать ракушек, здесь же на пляже можно целый час гоняться за одной креветкой и не поймать её, мидий тоже не видно. Искать червей на склоне в раскаленном песке наверняка бесполезно. Хорошо, что знаток здешних мест, друг семьи Алексей, перед отъездом сюда посоветовал мне использовать в качестве насадки кусок высушенной коровьей селезёнки, которая обладает привлекательным для рыбы запахом спекшейся крови и очень прочно держится на крючке. Он же обещал приехать завтра в гости, заглянув по пути на рынок.
На юге солнце очень высоко проходит по небосклону, круто опускаясь за горизонт, поэтому как темнеет, так и светает очень быстро. Вставать приходится рано, так как не успевший остыть за ночь воздух после рассвета начинает раскаляться с новой силой, выгоняя из палаток всех любителей поспать. Ветра почти нет, освещённая солнцем голубая поверхность моря слегка колеблется, создавая причудливые блики. Взбаламученный дневным волнением песок осел на дно, и поэтому утренняя вода кажется удивительно прозрачной.
Такую прекрасную возможность осмотреть прибрежную зону упускать нельзя. Бросаюсь в море и начинаю плавать вдоль берега, постепенно удаляясь и периодически ныряя для осмотра дна. Через час, накупавшись до одури, я уже готов вылезти на берег для перерыва, как вдруг в очередном погружении натыкаюсь на камень.
Камень! Откуда. Отдышавшись, делаю долгий нырок на глубину. Среди ровного песчаного дна возвышается россыпь крупных гранитных глыб, шершавых на ощупь, щели между камнями засыпаны песком, растут водоросли. Замечаю стайку креветок, увидев меня, прячется за камень черный бычок-каменушка, вот проплыл ещё один. Глыбы рассыпаны грядкой в виде овала примерно 5 на 7 метров, самая крупная, диаметром до одного метра, имеет плоскую верхушку и расположена чуть ближе к берегу. Подплыв, встаю на неё.
Прекрасно. То, что надо — вода чуть выше пупка, стоять достаточно удобно, а телескопической удочкой можно охватить всю перспективную зону. Глубина дна вокруг примерно в мой рост, до берега около 60 метров, значит, и купальщики не будут досаждать.
После удачной разведки готовлю удочку. Морской бычок не боится грубой снасти, поэтому на леске 0,25 мм крепится самодельный поплавок из пенопласта, грузило и два крючка № 9. Один крючок привязываю к основной леске в 15 см ниже, второй на коротком поводке чуть выше грузила. Бычки глубоко заглатывают насадку, и для удобства извлечения одеваю на крючки по кусочку белой полихлорвиниловой трубочки 15 мм длиной, протягивая через жало на цевье, захватывая узел и край лески.
К обеду на пляже становится многолюдно. На мотоцикле приехал Алексей, вручил мне небольшой, граммов 150, кусок свежей, с рынка, селезенки и побежал купаться. Недалеко от палаток на берегу кверху дном лежала дюралевая моторная лодка. Я нарезал селезёнку на пластинки толщиной примерно 1см, которые разложил на горячем днище, и отошел помыть руки. В это время раздался громкий протяжный крик:
— А-а-а.-а.
Маленький Вовчик быстро-быстро сучил ногами на лодке и испугано орал. Подскочив и сняв мальчугана, я вручил его прибежавшим нянькам, которые тут же начали утешать и успокаивать малыша. Оказывается, он увидел меня возле лодки и прибежал посмотреть, чем это я занимаюсь. Пацан, мокрый после воды, не долго думая забрался по лодочному поплавку наверх, но на горячем, как сковородка, металле подошвы ног быстро высохли, вот тут и припекло. Слава богу, всё хорошо закончилось.
Солнце жарило немилосердно, моя приманка быстро подсыхала. Через два часа, после нескольких переворачиваний, она напоминала по консистенции сырую резину. Ну вот, кажется пора приступать к рыбалке. Я нарезал из сухой селезёнки несколько квадратиков для насадки, а остальную сложил в холщевый мешочек и убрал на будущее. Добираться до камней придется вплавь, поэтому беру с собой только садок для рыбы, панаму от солнца, удочку и рубашку с грудным карманом для наживки.
Вперёд и с песней! Захожу в воду и плыву к камням, держа сложенное удилище с рубашкой над водой. Ориентироваться с поверхности моря достаточно неудобно, поэтому только через пять минут нахожу нужное место. Встаю на глыбу, надеваю рубашку, панаму, вешаю садок на лямке через плечо, настраиваю удочку. Невдалеке плавают старшие мальчишки, обычно они наравне со мной участвуют в рыбной ловле, но сейчас придется обождать.
Снасть готова, делаю первый заброс. Поплавок, не задерживаясь на поверхности воды, мгновенно тонет. Неужели слишком тяжелое грузило? Поднимая удочку, чувствую приятную тяжесть, на крючке висит чёрный, как головешка, каменный бычок, вполне приличных для Азовского моря размеров. Делаю следующий заброс, почти сразу следует поклевка, на этот раз попался пестрый бычок, чуть поменьше первого. Забрасываю крючки немного левее, где как помню, находится небольшой песчаный прогал среди камней, наподобие кормового стола. Поплавок, странно подергиваясь, поплыл в сторону. Подсекаю, клюнули сразу два бычка — один черный, а второй светлый песчаный. Легкий ветерок гонит небольшие волны. Вода то поднимется до груди, то опустится до бедер. Рыбалке это почти не мешает, рыба хватает жадно, и судорожные движения поплавка сигнализируют о поклевке. Приплыли мальчишки, им тоже не терпится испытать удачу.
Сначала пробует Григорий. Он встает на камень рядом со мной, берет удочку, пытается сделать дальний заброс, но роста не хватает. Уровень воды с каждой волной доходит до подбородка. После нескольких безуспешных попыток в промежутке между ними ему удается забросить насадку метра на три в сторону моря. Дождавшись поклевки, помогаю сыну вытащить небольшого пестрого бычка, и отправляю его отдыхать к берегу.
Следующим встает Денис, он постарше и повыше брата, поэтому достаточно ловко управляется с удочкой. За пять минут племянник сумел поймать двух рыб, но когда, увлекшись процессом, мальчишка попытался закинуть крючки с наживкой подальше, неожиданно набежавшая волна смыла его с неровной опоры. Вынырнув и отплевавшись, он отказался от дальнейшей рыбалки.
Оставшись в одиночестве, я продолжил ловлю. Интенсивность клева постепенно сошла на нет, так как постоянные жители каменной отмели бодро перекочевали в мой садок. Улов был неплох — около трех десятков бычков, из которых два кусачка (крупный песчаный бычок с небольшой головой) весом около 100 граммов. Селезенка оказалась прекрасной насадкой, за время рыбалки всего два раза понадобилось сменить наживку.
Вечером я решил снова проверить рыбную грядку или «огород», как стал позже её называть. К моему приятному удивлению, за какой-то час море заселило кучу камней новыми жильцами. Десяток рыб за полчаса ловли — хороший итог проверки.
Отпуск продолжался своим чередом, жара не спадала, каждый день приезжали Галя с Лёней, привозили свежие продукты, дрова для костра, иногда ночевали. Они же забирали улов для переработки. Рыбалка была единственным развлечением и возможностью заниматься полезным делом. В течение дня я периодически, с перерывом в два-три часа, плавал на «огород» собирать урожай, который неизменно пополнялся. В уловах преобладали черные, реже пестрые бычки, иногда попадали светлые песчаные.
К концу недели наконец объявили амнистию, нас забирали домой, в прохладу дома и сада, к удобствам цивилизации. Когда мы собирали вещи, ко мне подошел мужчина, которого я несколько раз встречал на берегу с удочкой.
-Уезжаете? — спросил он со смущенной улыбкой. — Можно, я буду рыбачить на вашем месте?
-Да ради бога, отдыхайте на здоровье,- удивился я, а затем кратко охарактеризовал ему некоторые особенности каменной отмели.
Когда мы уезжали с Азова, счастливый рыболов стоял по пояс в воде на моем месте и увлеченно взмахивал удочкой.

Читайте также:  Удилище okuma carbonite bomb 2 7м 45гр

2. ЧЕМ БЫСТРЕЕ БЕГ, ТЕМ БОЛЬШЕ РЫБЫ
Быль
За спиной, над покрытыми хвойной тайгой отрогами горного хребта, уже почти час висела огромная черная туча, оттуда периодически доносились громовые раскаты и сверкали молнии. Я почти бегом спускался по склону, торопясь до дождя выйти на старую лесную дорогу, по которой оставалось пройти вниз еще километров пять вдоль небольшой таежной речки до полевой стоянки нашего отряда. Было около шести часов вечера, маршрут я успел закончить, и очень не хотелось мокнуть под ливнем.
Возле дороги до начала дождя мне удалось устроить небольшой навес из квадратного куска полиэтиленовой пленки, хранящегося на подобный случай в рюкзаке, и набрать сухих дров для костра. Пока бушевала гроза, я успел вскипятить в походном котелке воды, дописать данные по маршруту в пикетажный журнал, и теперь, прихлебывая из кружки горячий чай, любовался открывшейся картиной.
Туча медленно уползала за горизонт, открывая ослепительно прозрачную синеву, без единого белого пятнышка. Из-за ее края вдруг резко вынырнуло солнце, все вокруг посветлело, омытая ливнем тайга засияла яркими радостными красками. Небольшая горная речка, правый приток реки Кан Красноярского края, весело петляла по долине, то шумя на мелких, по щиколотку, перекатах, то, реже, разливаясь на небольшие, до десяти метров шириной, плесы. Несмотря на грозовой ливень, вода в речке оставалась чистой и прозрачной, единственное, по ее поверхности неслось много листьев и мелкого лесного мусора, сбитого ветром и дождем с прибрежных деревьев. Капли воды на траве и кустах ярко сверкали, подсвеченные вечерним солнцем. Появились бабочки, стрекозы, противно загудели комары, тайга проснулась.
Прямо передо мной, за небольшой полянкой, речная струя слегка подмыла противоположный берег, образовав неглубокий омуток с обратным течением. Несколько пихт склонились над водой, с их мокрых мохнатых лап отрывались тяжелые капли воды и с громким бульканьем падали на поверхность реки, от некоторых из них расходились большие концентрические круги. Я присмотрелся повнимательнее — да ведь это же хариус вышел кормиться после грозы.
Во время полевого сезона в кармашке моего походного рюкзака всегда лежит кусок поролона с мотком лески и несколько самодельных мушек с разными поводками. Из тонкой рябинки быстро вырезаю удилище трехметровой длины, для маленькой речки этого вполне достаточно, привязываю два метра лески с петелькой на конце. Петля в петлю цепляю первую, самую уловистую мушку, красную с желтыми блестками, темной головкой и поводком примерно 25 сантиметров. Выше узла на основной леске затягиваю петлю поводка второй, желтой с серебристым люрексом, обманки. Длина поводка короче на 10-15 см. По моему многолетнему таежному опыту играть на течении сухими мушками с глухой оснасткой на небольших горных речках удобнее всего, когда длина лески от кончика удилища до приманки составляет две трети, а в некоторых случаях, особенно когда мешают прибрежные кусты, то до половины удилища.
Ну вот, удочка готова. Я осторожно подкрадываюсь к началу омутка и запускаю тандем мушек по течению, держа леску натянутой и изредка подрагивая кончиком удилища, чтобы сделать их игру более привлекательной. Почти сразу последовала мощная поклевка, и первый красавец-хариус забился в моих руках. Чуть ниже взял второй, а на завороте струи — третий.
Быстро собираю рюкзак и начинаю любимый процесс — ходовую ловлю. Намотав провис лески с мушками на ладонь и держа удилище этой же рукой, пробираюсь через мокрые кусты вниз по течению речки к следующему перспективному месту. Ага, вот русловая ямка, захожу выше и медленно сплавляю мушки по струе. Рывок, автоматическая подсечка и прекрасный серебристый трофей, весом около 400 граммов, оказался в моих руках. Повторяю проводку, но поклевок больше нет. Продолжаю двигаться дальше, обходя длинный перекат. Снова маленький плес, прикрываясь кустами, осторожно играю мушками на глубоком месте чуть ниже по течению, прямо возле берега. Очередной красавец не заставил себя ждать. Обычно капризный и очень осторожный хариус долго присматривается к приманке, иногда постукивает по ней, а здесь хватал сходу, не дожидаясь повторной проводки. Аккуратно, стараясь не зацепиться за сучья, сплавляю мушки вдоль толстого полузатопленного ствола. Дуплет, сразу две бойких рыбки стали моей добычей.
Но что это. Вода стала быстро мутнеть, ее уровень на глазах начал медленно подниматься, появилось много мусора. Через две минуты на месте прекрасной чистой речки с прозрачной водой мчался грязный бурый поток, неся с собой хворост и отдельные валежины и затапливая низкие места поймы. Рыбалка была безнадежно испорчена. Очевидно, основная масса дождевой воды вылилась в верхней части речной долины, где недавно велись лесоразработки. Лес там был вырублен подчистую, а пологие склоны изрыты гусеницами тракторов. Вот и получился маленький селевой поток.
Я смотал леску и отправился в сторону лагеря. Старый лесовозный зимник тянулся вдоль нижней части склона, а речка петляла по долине, невидимая за густым лесом, изредка приближаясь к дороге. Идти было легко. После жаркого душного дня свежий, насыщенный озоном, воздух быстро наполнял легкие кислородом. Чуть горьковатый смолистый запах хвои приятно смешивался с ароматом луговых цветов.
Минут через пять дорога приблизилась к речному изгибу, и я с удивлением увидел весело бегущую по камням чистую прозрачную воду. Не верилось, что совсем скоро здесь помчится грязный мутный поток, который двигался, повторяя все петли и извилины речки, и в результате, гораздо медленнее меня.
Но если дело обстоит так, то можно продолжить рыбалку, перемещаясь максимально быстро по дороге, останавливаясь только на уловистых местах. Прерывая мои размышления, появились первые признаки приближающейся мути.
Попытка не пытка, посмотрим кто быстрее. Решившись, я трусцой побежал по зимнику, сделав короткую остановку по пути, чтобы вырезать новое удилище.
Примерно через километр нашелся подходящий участок. Прямо возле дороги скальный выход горных пород подпирал речку, создавая тихую заводь с медленным течением. Место оказалось удачным, и еще несколько хариусов очутились в моей сумке прежде, чем вал грязной воды начал снова настигать меня.
Мушки втыкаю в поролон, наматываю на него излишек лески и скорее вперед с удочкой в руке, не теряя времени на сборы. Так мы с потоком и перемещались, обгоню его на две-три минуты, поймаю парочку рыбин и дальше. Последнюю остановку я сделал перед самым лагерем.
На этом закончилась моя рыбалка. Конечно пришлось немного побегать, но дело того стоило. Два десятка увесистых рыбин оказались прекрасным дополнением к полевому столу.

Читайте также:  Лучшие отвесные блесны для зимы

3. ЛЕНОК ОСЕНЬЮ, ЭТО ИНТЕРЕСНО
Рассказ

Прекрасная пора – бабье лето. В это время наша сибирская тайга становится удивительно красивой. Среди густой зелени хвойных деревьев яркими разноцветными пятнами выделяется лиственное разнолесье, очень выразительно смотрятся пожелтевшие лиственницы. По ночам легкий морозец прихватывает мелкие лужицы и забереги реки тонким ледком, но днем солнышко пригревает по-летнему. Появляется вездесущая мошкара, порхают бабочки. Основные обитатели горных речек – ленок и хариус начинают собираться в группы, скапливаясь в глубоких ямах и омутах. Очень увлекательна в такое время ловля ленка на крупную мормышку.
В описываемое время я работал в геологической партии по правобережью Енисея на реке Немкине. Маршрут оказался простым, я смог его быстро закончить, и к пяти часам вечера вышел к берегу реки. До базы партии оставалось всего полчаса хода по набитой тропе, поэтому остаток вечера я решил посвятить рыбалке.
Немкина – типичная горная река, в узких местах шириной десять – пятнадцать метров, на плесах разливается до пятидесяти. На отдельных перекатах ее можно перейти в коротких резиновых сапогах.
Прямо передо мной река делала резкий поворот. Основное течение проходило вдоль невысокого скального прижима на противоположном берегу, а с моей стороны находилась спокойная заводь, по которой были в беспорядке разбросаны крупные каменные глыбы. Через прозрачную воду было отчетливо видно каменистое дно, в центральной части и на выходе выделялись два глубоких участка с более темной водой.
Еще спускаясь к реке, в густом молодом сосняке из полувысохшего деревца я смастерил себе длинное тонкое удилище. В кармашке рюкзака лежит моток лески, а также несколько самодельных мушек и мормышки. Теперь нужно найти насадку. Лучше всего подойдут крупные земляные черви. В горно-таежной местности накопать червей проблематично, но есть один способ, который позволяет очень быстро решить эту задачу.
В нижней части склона, как и в любой речной долине, есть крупные каменные глыбы или небольшие скальные выходы, покрытые подушкой многолетнего мха. Аккуратно отрываешь моховое покрытие от каменного основания, на его подошве обычно всегда находится несколько червей. Выбираешь подходящих и опускаешь мох обратно. Так и здесь, осмотрев несколько глыб, я быстро набрал нужное количество насадки.
Готовлю удочку. Леску, чтобы не забрасывать приманку, а плавно подводить к нужному месту, я делаю длиной примерно две трети удилища. На конце привязываю крупную желтую мормышку с большим крючком. Форма мормышки не имеет большого значения. Парой проколов крючком цепляю большого червя за середину так, чтобы его концы торчали в разные стороны.
Осторожно, не делая резких движений, подхожу к берегу, удилищем подвожу мормышку с насадкой к началу подводной ямы и опускаю на дно. Тишина. Поднимаю приманку и повторяю спуск чуть ниже по течению.
Рывок! Удилище согнулось в дугу. Слегка утомив рыбу, аккуратно подтягиваю ее к берегу и вынимаю из воды. Красивый золотистый ленок граммов восемьсот весом оказался в моих руках.
Начало положено. Цепляю нового червя на мормышку и опускаю приманку немного ближе к центру ямы. Есть! Этот ленок оказался чуть поменьше первого. Так, постепенно облавливая рыбное место, я сумел поймал пять золотистых красавцев, причем каждый последующий был чуть меньше предыдущего.
Во второй яме на третьем спуске мормышки клюнул шестой, самый маленький ленок, а на выходе из ямы попался крупный хариус.
Теперь можно и на ужин в лагерь. Осенняя рыбалка на мормышку с насадкой червя оказалась удачной и очень увлекательной.

Читайте также:  Каким узлом лучше привязывать мормышку

4. ЛОВЛЯ ФОРЕЛИ В КРАСНОЯРСКОМ КРАЕ
Рассказ

В конце 80-х годов прошлого века мне довелось работать на правобережье реки Кан недалеко от закрытого города Красноярск-45. На основе использования горячих технологических вод в устье правого притока Кана речки Богунай была построена рыбная ферма, где круглый год с успехом разводили карпа и радужную форель.
В пяти километрах выше по Богунаю находился живописный водопад, где вода красивыми каскадами падала с высоты 8 метров. Дальше к устью речка бежала по узкой долине с крутыми горными склонами, формируя череду перекатов, шивер и, реже, нешироких плесов с быстрым течением. Какое-то количество мальков форели ухитрялось сбежать из садков рыбной фермы в основное русло, где они прекрасно росли и развивались на воле. На протяжении этих пяти километров, от водопада до устья, разрешалась рыбалка на простую поплавочную удочку. Из-за отсутствия зимовальных ям рыба редко достигала больших размеров, поэтому обычно ловилась некрупная форель.
В рыбацкой литературе я часто встречал описание, как самой этой красивой рыбы, так и различных приемов форелевой ловли, но самому побывать в местах её обитания до этого не удавалось. Первый же свободный день я решил посвятить этой увлекательной рыбалке.
После весеннего половодья к середине июня вода успела очиститься, а её уровень опустился до среднего положения. Поэтому ловить я решил на различные виды обманок, для чего взял с собой все имеющиеся в наличии мушки, а так же крючки, цветные нитки, петушиные перья и прочие материалы для их изготовления.
Было около девяти часов утра, когда я добрался до речки и приступил к рыбалке. День был солнечный, прозрачная вода весело бежала по каменистому руслу. Поросшие хвойной тайгой склоны близко подходили к берегам реки, но по рыбацким тропам пробираться было достаточно удобно.
Для ловли хариуса на маленьких горных речках я обычно использую удочки с глухой оснасткой. По аналогии я решил поступить и здесь. К стандартному 4,5- метровому телескопическому удилищу прикрепил трехметровый кусок основной лески диаметром 0,3 мм с петелькой на конце. При ловле на обманку чаще всего я цепляю две мушки в комбинации: две сухих, сухая- мокрая и сухая- донная. Анализирую результаты проводки и меняю обманки или их сочетания. Мушки привязаны к поводкам с петелькой на конце для быстрой замены. Верхняя мушка крепится на коротком, сантиметров пятнадцать, поводке, является индикатором натяжения лески и поведения всей снасти. Чтобы избежать перекручивания поводков, я цепляю её за основную леску перед узлом. Нижнюю обманку закрепляю обычным способом, петля в петлю. Для сухой мушки длина поводка составляет около 25 — 30 см, для мокрой — до полуметра и более, особенно когда её нужно проводить над самым дном, дополнив оснастку грузилом.
Выбрав для начала самые привлекательные, проверенные на капризном хариусе, обманки, я приступил к ловле форели. Помня об исключительной осторожности этой рыбы и стараясь прикрываться кустами, я плавно забрасывал приманку в самые перспективные места: входы и выходы из ям, границы струй с разным течением, одинокие валуны, торчащие из воды. Пробовал, подергивая кончиком удилища, играть мушками на глубоких участках со спокойной водой, но форель ничем не выказывала своего присутствия. Несколько раз, меняя обманки и оснастку, я повторял проводку, но безрезультатно. Наконец, сплавляя тандем( сухая- мокрая) мушек по узкому плесу, я почувствовал слабую поклевку. Рыба осторожно потрогала обманку, имитировавшую желто-зеленую нимфу. Стараясь соблазнить речного хищника на новую попытку, я снова и снова пропускал приманку вдоль места обнаруженной стоянки. На четвертой проводке форель не выдержала. Ощутив легкий рывок, я сделал подсечку, и долгожданный трофей оказался в моих руках.
Небольшая, около двухсот граммов, рыбка по форме напоминала хариуса, но тело было чуть шире и имело более укороченные обводы. По желтоватой, с перламутровым отливом, чешуе разбегались мелкие красновато-оранжевые пятнышки, кончики плавников затенялись красным цветом. К сожалению, недолго я любовался её непривычной тропической красотой, через пару минут яркие краски поблекли, а на ладони лежала серебристо-серая, ничем не примечательная рыбка.
Воодушевленный первым успехом, я двинулся вверх по течению реки, облавливая по несколько раз все приглянувшиеся места. К обеду я добрался до водопада, перепробовав по пути все возможные сочетания мушек и варианты проводки, но результат оказался плачевным, клевать форель категорически отказалась. На некоторых участках речки я заметил в воде силуэт мелькнувшей рыбы, и еще пару раз ощутил легкую потяжку за обманку, этим все ограничилось.
Вскипятив чаю и пообедав, из средней мормышки с длинным цевьем и желтой головкой я смастерил желто-зеленую нимфу с серебристыми блёстками, а взяв за основу маленький заводской двойник с крючками четвертого номера изготовил полосатую черно-желтую сухую мушку с коричневой головкой, выделив эти сочетания цветов, как наиболее привлекательные для форели.
Рядом с основным руслом на узенькой протоке находилась круглая глубокая заводь с обрывистыми краями и практически без течения. Вода затекала в неё маленьким ручейком по перекату, резко уходя на глубину. Желая проверить новую оснастку, я начал осторожно сплавлять обманки по струе. На входе в яму мгновенно последовала мощная поклевка, и крупная рыба, согнув удилище в дугу, заходила на леске. Немного утомив её, я сделал попытку вытащить добычу на берег. Освещенная яркими лучами солнца, крупная, около килограмма, золотистая форель, сорвавшись, с плеском упала в воду. Чертыхаясь от досады, я осмотрел мушку — тонкий крючок мормышки был разогнут. Пришлось срочно мастерить новую обманку, аналогичную испорченной.
Продолжая рыбную ловлю, на этот раз я шел по другому берегу речки вниз по течению не меняя мушек, основное внимание уделяя запомнившимся местам. Рыба вела себя очень пассивно, иногда выдавая своё присутствие, но не реагируя на повторные проводки. Километра через два в русловой ямке за большим валуном на нимфу клюнула мелкая форель, как две капли воды похожая на первую. Снова полюбовавшись красивой рыбой и дождавшись потускнения красок, я положил её в сумку. В самом конце рыбалки, недалеко от дороги, на верхнюю мушку неожиданно попался небольшой хариус. Так закончилось мое первое практическое занятие по ловле форели.
Анализируя причины своей неудачи, я вспомнил, что летом хариус иногда очень активно ловится на мормышку с насадкой ручейника или короеда. Возможно и форель будет вести себя подобным образом.
Вскоре мне удалось проверить своё предположение. При перемещении нашего полевого лагеря на новое место стоянки выдался свободный день, который я решил посвятить повторной рыбалке.
До устья Богуная мне удалось добраться только после обеда, времени оставалось мало, поэтому я решил начать ловлю форели от водопада, спускаясь вниз по течению. Спеша туда, по дороге насобирал ручейников для насадки. В горных речках первую половину лета личинки бабочки поденки строят свои домики из песчинок, плотно склеенных друг с другом. Эти домики по несколько штук, иногда целыми гроздьями, крепятся к подводным камням возле берега реки. Переворачивая в воде камни и подождав, чтобы смыло муть, можно легко набрать нужное количество наживки. В процессе рыбалки достаточно аккуратно разломить домик и извлечь личинку.
Вот я и на месте. День солнечный, вода прозрачная. Выбираю желтенькую мормышку- ромбик с крючком четвертого номера. На поводке длиной 20 сантиметров цепляю её к основной леске.
Насадив ручейника, спускаюсь по перекату, проверяя расположенные ниже русловые ямки. Почти сразу следует поклевка — форель граммов на триста уверенно села на крючок. Обрадованный удачным началом, продолжаю ловлю. Мормышка легкая, леска сильно парусит, вести приманку по струе над каменистым дном приходится практически наугад, она часто цепляется за камни. Сломав крючок на очередном зацепе, решаю изменить оснастку.
Удлиняю поводок новой мормышки, желтой капельки, до 35 сантиметров, выше за основную леску цепляю сухую обманку на коротком поводке. В исправленном варианте стало намного удобнее держать леску натянутой, а по верхней мушке легко отслеживать перемещения основной приманки — мормышки с ручейником, которая теперь двигалась в полводы и гораздо реже цеплялась за каменистое дно. Я перемещался по берегу, иногда заходя в воду, и, стараясь не делать резких движений, сплавлял мормышку с насадкой метрах в пяти-шести ниже по течению.
Начались поклевки. Форель уверенно хватала живую приманку, главное было только вовремя подсечь и вытащить добычу на берег. В улове преобладали рыбы от 200 до 300 граммов весом, но попалось и несколько экземпляров покрупнее. На узком длинном плесе с сильным течением пришлось повозиться, вываживая рыбину весом около 800 граммов.
Что интересно, за всё это время только две мелких форельки польстились на верхнюю сухую обманку.
В лагерь я возвращался довольный успешной рыбалкой и прекрасным уловом, пойманной рыбы вполне хватало для приготовления нескольких деликатесных блюд для всего нашего отряда.