Меню

Мы не даем рыбу мы даем удочку

«Хочешь накормить человека один раз — дай ему рыбу. «

«Хочешь накормить человека один раз — дай ему рыбу. Хочешь накормить его на всю жизнь — научи его рыбачить» — Конфуций.

Эта цитата у многих из нас снимает огромный камень с плеч под названием социальная ответственность. И многие под словосочетанием «Научи его рыбачить» думают, что совета «Добейся всего сам!», «Чтобы подняться, вы должны упасть, чтобы обрести, вы должны потерять » и т.д. мродостаточно для того, кто обратился к тебе за помощью.

Картинка взята из сервиса «Яндекс-картинки»

И получается, что мы и «рыбу» не даем и «рыбачить» не учим и совесть у нас чиста, ведь мы дали человеку мотивацию. Когда мы наконец перестанем прикрывать свою жадность и безучастие этими высказываниями?!

Есть история про Абу Ханифу и его соседа, который был пьяницей и каждый день, играя на музыкальном инструменте, пел песню со следующими словами: «Кому я нужен?».
И когда Абу Ханифа несколько дней не слышал игру соседа, он забеспокоился и пошел его искать. В те времена за распитие спиртных напитков сажали в тюрьму, и как раз туда и угодил сосед Абу Ханифы. Он попросил отпустить своего соседа ради него. И когда они вдвоем с соседом возвращались домой, Абу Ханифа сказал: «Вот видишь, ты кому-то нужен». Его сосед заплакал и обещал себе завязать со своим образом жизни. Если бы Абу Ханифа осуждал его, ругался с ним или учил его жизни, то это не принесло бы результатов. Но его участие, его внимание, сочувствие его моральная поддержка спасли этого человека от бездуховности.

Так пора же и нам перестать прикрывать свою жадность и безучастие в жизни нуждающихся, и стать наилучшим примером для других, оказывая свою посильную помощь и милость.

Если хочешь помочь голодному, дай ему не рыбу, дай удочку.

ложкин-котик

(Сказка из жизни древних китайских мудрецов)

Давным-давно жил в Китае древний философ по имени Фуфлузий. И много чего он познал в этом мире, но однажды дошли до него слухи, что где-то в горах Тибета живёт ещё более мудрый старец, чем он сам. И будто бы этот Пипец-мудрец знает самые главные тайны и владеет самыми сокровенными знаниями. Собрал Фуфлузий побольше манаток и двинул в дальние края, чтобы найти этого старца, подучиться у него и стать ещё более великим философом.

Вот идёт Фуфлузий вдоль большой реки, видит — сидит на её берегу сильно худой мужик, траву жуёт. Видать, от голода он так отощал… Хотел было философ дать мужику рыбу да вспомнил древнюю народную мудрость: если хочешь помочь голодному, дай ему не рыбу, дай удочку.

И дал тогда философ голодному удочку, крючков пригоршню, поплавки, наживку и стал учить рыбу ловить.

Худой слушал-слушал да и говорит:
— Слышь, Фуфлузий, в этой речке рыбы отродясь не бывало, одни жабы. На хрена мне парить мозги с твоей удочкой, я есть хочу!
Делать нечего: дал Фуфлузий голодному большую рыбину да и пошёл дальше…

Идёт вдоль лесной опушки, видит — подле дороги, привалившись к дереву, совсем тощий мужик сидит, верёвку мылом трёт. Еле шевелится, бедняга, есть просит. Решил, было, философ дать тощему копчёной курицы да опять вспомнил ту же мудрость: если хочешь помочь голодному, дай ему не птицу, дай лук и стрелы.

Так он и поступил. Сделал из деревьев лук со стрелами и стал учить тощего, как тетиву натягивать, как в добычу целиться, сколько упреждения при стрельбе давать. Слушал это тощий, закатив глаза, а потом и молвит:

— Слышь, Фуфлузий, разве ты не видишь, что тут птицы не летают? Да и трудно мне по лесам и долам за ними гоняться. Лучше поесть дай.
— А может, тогда удочку возьмёшь? — спросил мудрец. — С удочкой бегать совсем не надобно. Сиди себе да подсекай…
Засмеялся тощий:
— Дурак, ты дурак, Фуфлузий. Откуда в лесу рыбе взяться?
— Действительно, логически верное умозаключение, — подумал философ, дал тощему целую копчёную курицу, полил её кетчупом и пошёл дальше…

Идёт широким полем, видит — доходяга на земле лежит, голову на придорожный камень положил. Никак совсем бедняге худо, не ровён час помрёт от голода. Решил, было, Фуфлузий дать несчастному хлеба, пиццы да пирожных, однако, опять та пословица в мозгу всплыла: если хочешь помочь голодному, дай ему не хлеба и пирожных, а дай ему плуг, серп, мельницу и печь для выпечки.

Стал философ вырезать ножичком из подручных материалов все эти приспособления и по ходу дела учить доходягу, как этими вещами пользоваться. Слушал это доходяга, слушал, да и говорит:

— Погоди, Фуфлузий, есть маленький нюанс: кто плуг таскать будет? Ты будешь его таскать? Да и ждать урожая уже нет времени, сдохну раньше. Лучше поесть чего-нить дай.

Поразмыслил философ немного и нашёл аргументы доходяги весьма весомыми и логически убедительными.
— Удочка и лук со стрелами, полагаю, тебе тоже ни к чему..
— К чему, к чему! — запротестовал доходяга, — Оставляй всё! Я это продам и целый год буду хорошо питаться.
— А дальше как? — спросил Фуфлузий.
— А дальше всё в руках Господа… Может, он мне ещё какого мудреца пошлёт…

Фуфлузий не возражал. Оставил все трудовые принадлежности, положил перед несчастным хлебов, булок, пирожных да лапши быстрого приготовления, махнул рукой и двинул дальше…

Вот деревня вдали показалась. Подошёл философ ближе, видит — женщина у ворот стоит, глазом ему подмигивает, подол юбки задирает и спрашивает:
— А не хочет ли молодой-красивый весело время провести?
— Видно, женщина голодна, — решил Фуфлузий. Но тут же вспомнил: если хочешь помочь голодной женщине, не давай ей клиента, дай хорошего мужа. Добрый муж — самая лучшая удочка для женских рук. Стал он спрашивать у неё какие мужчины ей нравятся. А та ему отвечает:
— Эх, нет сейчас настоящих мужчин, перевелись рыцари! Остались либо козлы, либо лодыри, нищета да импотенты. Вот за тебя я бы пошла: ты мужчина видный, учёный, не бедный, работящий и добрый, сразу видно.

Сконфузился Фуфлузий, отказался от женитьбы под предлогом, что ищет он, дескать, великую мудрость и тайные знания. А до того ему жениться не моги! 🙁
— А сам-то ты какой удочкой пользуешься? — спрашивает женщина.
— Мудрости учу.
— И много платят?
— Мало. 🙁 Мудрость мало кому нужна. Все богатства хотят.
— Так перестань парить мозги этой мудростью, займись каким-нибудь делом, например, электронным бизнесом или форексом.
Не стал спорить Фуфлузий, дал изголодавшейся женщине плётку кожаную для садо-мазо, подогнал десяток клиентов и поспешил к своей цели…

И вот наконец, далеко в горах, нашёл он жилище того, кого искал. Пипец-мудрец его вопрошает:

— С чем пожаловал, чужеземец?
— Да вот, голод интеллектуальный меня замучил. Много чего уже познал, а всё-равно хочется ещё больше. 🙁 Позволь мне мудрости у тебя подучиться, чтобы ещё умнее стать.
— Да ты обжора! — рассмеялся мудрец-Пипец, — Это очень, очень похвально! Однако, голод к знаниям, в отличие от телесного, утолить трудно. По этой причине я почти всё время в нирване нахожусь… А знаешь ли ты, Фуфлузий, древнюю мудрость о голодном, рыбе и удочке?
— Да, знаю.
— Ну, тогда и флаг тебе в руки! Если хочешь помочь умному, не заставляй его ходить в школу, дай ему мудрые книги.

Читайте также:  Рыболовные катушки для спиннинга с алиэкспресс рейтинг

И дал Пипец-мудрец Фуфлузию целую библиотеку древних манускриптов, половину из которых написали ещё в Атлантиде.

— Да мне тут читать не перечитать, — взмолился Фуфлузий, — Да и букв атлантических я не знаю. 🙁 Ты лучше в двух словах главное расскажи.

Однако, в ответ задул-засвистел горный ветер, растворился мудрец-Пипец в воздухе, только струйка дыма потянулась вниз, в долину. Видать, опять в нирвану погрузился…

Делать нечего, взвалил на спину Фуфлузий трухлявую мудрость веков и двинул обратно в путь.

Долго добирался он до дому, обувь истоптал, одежду износил, спину надорвал. Шёл, еле ноги волоча, и всё повторял:
— Если хочешь помочь голодному, дай ему не удочку, дай рыбу…
— Дай ему не удочку, дай рыбу…
— Дай ему не удочку, дай рыбу…
— Дай рыбу…

Тут и сказке сей конец, а кто слушал — молодец!

Удочка — это палка с крючком на одном конце и дураком на другом. (Уильям Хэзлитт)

Китайская пословица. красиво сказано)

Дубликаты не найдены

Выдержки из книги Никколо Макиавелли «История Флоренции»

Здравствуйте, я бы хотел с Вами поделиться очень любопытными мыслями и моментами из книги Никколо Макиавелли «История Флоренции»:

* И даже Антонио Медичи, долгое время открыто объявлявший себя его врагом, стал убеждать Вери взять власти. На это мессер Вери, однако, сказал: «Когда ты был моим врагом, твои угрозы меня не напугали, также и теперь, когда ты мой друг, не погубят меня и твои советы».

* И так как при заговорах часто случается, что недостаток участников препятствует успеху, а излишне большое число приводит к раскрытию замысла.

* Если же Филиппо поведет себя мирно, то ведь военные приготовления не означают войны, а только лучше обеспечивают мир.

* Но люди всегда недовольны достигнутым и, едва заполучив одно, требуют другое.

* Тогда вам не будет грозить ни зависть, ни опасность, ибо ненависть в людях возбуждает не то, что человеку дается, а то, что он присваивает.

* Воинская доблесть, обычно угасающая в других государствах из-за долгих лет мирной жизни, в Италии исчезла вследствие той низменной вялости, с которой в ней велись войны.

* Ибо лишь та родина заслуживает любви всех своих граждан, которой все они равно дороги, а не та, что лелеет немногих, отвергая всех остальных.

* Толпу не так-то легко направить по дурному пути, но, раз уж она к нему склоняется, для вспышки достаточно малейшего пустяка.

* Предложил наименование «приоры цехов» заменить наименованием «приоры свобод», чтобы, утратив свободу на деле, Флоренция, по крайне мере, сохранила ее по названию.

* Так государей вынуждают сдержать данное ими слово сила и необходимость, а не договоры и обещания.

* Плох тот государь, чьи подданные ищут свое спасение только в его смерти.

Это только малая часть тех глубоких и многогранных выражений, которые содержатся в книге такого умного и проницательного человека.

Пирр Эпирский в поисках счастья, или не создавай лишних проблем.

Итак, продолжаем наблюдать за жизнью Пирра Эпирского, величайшего (после Александра Македонского) полководца античности. Мы узнали о его юности и приходе к власти, потом о его взлёте и войне с Деметрием Полиоркетом, а так же о том как он даже ненадолго стал царём Македонии! Сегодня мы немного отвлечёмся и почитаем о том, ЗАЧЕМ он ввязывался в войны и интриги.

Был у Пирра Эпирского друг, философ Киней, ученик Демосфена (да, да, того самого), причём по уровню мастерства его считали равным учителю! И это доказывал тот факт, что дипломатическим путём он для Пирра «взял больше городов, чем сам Пирр с мечом в руках», так как царь перед битвой или осадой какого-нибудь города всегда посылал его для мирного урегулирования конфликта, с чем философ в подавляющем большинстве случаев справлялся!

Пирр оказывал ему уважение и самые высокие почести из всех своих сподвижников. Однажды, после потери македонского престола, когда Пирр задумал вторгнуться в Италию и воевать против Рима, философ выбрал момент и обратился к нему с такими словами:

— Говорят, что римляне народ доблестный, и к тому же им подвластно много воинственных племен. Если бог пошлет нам победу над ними, что даст она нам?

— Ты, Киней, спрашиваешь о вещах, которые сами собой понятны. Если мы победим римлян, то ни один варварский или греческий город в Италии не сможет нам сопротивляться, и мы быстро овладеем всей страной; а уж кому, как не тебе, знать, сколь она обширна, богата и сильна! — ответил царь Эпира.

— А что мы будем делать, царь, — спросил Киней, немного погодя и хитро прищурив глаз, — когда завладеем Италией?

— Совсем рядом лежит Сицилия, — мечтательно унёсся в мир грёз Пирр, не понимая к чему клонит его друг, — цветущий и многолюдный остров, она простирает к нам руки, и взять ее ничего не стоит: ведь теперь, после смерти Агафокла, там все охвачено восстанием и в городах безначалие и буйство вожаков толпы.

— Что же, это справедливо, – согласился Киней. – Значит, взяв Сицилию, мы закончим поход?

— Если бог пошлет нам успех и победу, это будет только приступом к великим делам! -возразил Пирр, — как же нам не пойти на Африку, на Карфаген, если до них оттуда рукой подать? Ведь Агафокл, тайком ускользнув из Сиракуз и переправившись с ничтожным флотом через море, чуть было их не захватил! А если мы ими овладеем, никакой враг, ныне оскорбляющий нас, не в силах будет нам сопротивляться, – не так ли?

— Так, – отвечал Киней. – Ясно, что с такими силами можно будет и вернуть Македонию, и упрочить власть над Грецией. Но когда все это сбудется, что мы тогда станем делать?

— Будет у нас, почтеннейший, полный досуг, ежедневные пиры и приятные беседы! -сказал царь с улыбкой.

— Что же мешает нам теперь, — прервал его философ, дойдя до сути, — если захотим, пировать и на досуге беседовать друг с другом? Ведь у нас и так есть уже то, чего мы стремимся достичь ценой многих лишений, опасностей и обильного кровопролития и ради чего нам придется самим испытать и причинить другим множество бедствий.

И тут Пирр понял к чему клонит Киней и огорчился что его замыслы не разделяет его друг, соратник и верный слуга. В итоге, в качестве ссылки, он послал его во главе военного отряда в Италию, подготавливать почву для вторжения.

Философ же, затевая эту беседу, просто хотел показать что путь к счастью намного легче, чем думал царь, но не учёл того, что просто пировать и отдыхать было для деятельного и алчущего славы Пирра невозможно. Он просто не усидел бы на месте! Этим он отличался от Деметрия Полиоркета, своего бывшего грозного противника, который, как мы помним, это счастье познал во всей красе и полноте. Только вот у Деметрия не было друга философа, который ещё в самом начале мог сделать его счастливым, ибо у того не было жизненно необходимого пристрастия к военной славе и жажды побед.

Читайте также:  Супер гейзер для рыбалки

Достигнуть счастья проще чем Вы думаете, стоит лишь откинуть якобы важные для его достижения преграды. Не усложняйте жизнь ни себе, ни римлянам окружающим. Будьте счастливы, друзья!=)

Подписывайтесь, с нами Вы узнаете много разных интересных и познавательных фактов о мировой истории.

Толкования Священного Писания

Содержание

Толкования на Мф. 17:27

Свт. Иоанн Златоуст

но, чтобы нам не соблазнить их, пойди на море, брось уду, и первую рыбу, которая попадется, возьми, и, открыв у ней рот, найдешь статир; возьми его и отдай им за Меня и за себя

См. Толкование на Мф. 17:24

Свт. Кирилл Александрийский

но, чтобы нам не соблазнить их, пойди на море, брось уду, и первую рыбу, которая попадется, возьми, и, открыв у ней рот, найдешь статир; возьми его и отдай им за Меня и за себя

Способный и из земли произвести статир, Он не сделал этого, но сотворил знамение из моря, чтобы научить нас таинству, преисполненному умозрения. Ибо рыбы — это мы, извлеченные из прискорбных волнений жизни, словно бы из моря, и благодаря апостольской уде имеющие в своих устах Христа — царский статир, который был отдан ради двоякого выкупа: ради нашей души и тела, или ради двух народов: иудейского и языческого. И он одинаково искупает как бедных, так и богатых, поскольку и древний закон неотступно требует в равной мере выгоды от драхмы как от богатого, так и от бедного.

Фрагменты.

Прп. Антоний Великий

но, чтобы нам не соблазнить их, пойди на море, брось уду, и первую рыбу, которая попадется, возьми, и, открыв у ней рот, найдешь статир; возьми его и отдай им за Меня и за себя

Вопрос. Что знаменует Господь, когда велит Петру идти, и бросить сеть, и раскрыть рот первой вытащенной рыбе, и найденные деньги отдать за Себя и Петра тем, кто требует налог и оброк?

Ответ. Думается, что и это не лишено смысла, ибо деньги повелено Петру вынуть изо рта рыбы, выловленной из глубины сетью нашего образа. Мы лежим как на глубине жизни этой, накрытые страстями в потоплении волн греха. Если толкование не таково, то это – мы во владении смерти, в аду. Господь возвращает человека к первоначальному образу, повелевая отдать деньги за Себя и за Петра. Господь был человеком, уподобившимся нам, во всем подчиняясь нашим обычаям, но только оставаясь неподвластным разрушительному злу и не подпадающим бедам. Отдавая за Себя и за Петра статир, Он добровольно «страдает» за Церковь. Ибо Он сказал тому: «Ты – Петр, и на этом камне я возведу Мою Церковь» (Мф. 16:18), – Сам ее наставляя (возводя). Ибо вознаграждение для душ – Божественное наставление, камень которого во главе угла – это Владыка всех Христос, о Котором сказал божественный Песнопевец: «Для иудеев Закон был во главе угла». И еще он же сказал от лица Господа: «В начале Писаний написано обо Мне» (Пс. 39:7-8), – Иоанн явным образом возглашает: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин. 1:1), Который соединился с плотью, и Собой наставляет нас, и тем, что сказал о рыбе и о статире. Он повелевает не противиться ни царю, ни князю, ибо тот со своей стороны отдает тебе повеления – без подлости, но по закону давать налог, вместе с собой возвещая этим и Бога. Откуда бы Он знал, если бы Он был человеком (как говорят без ума богоборцы), что рыба в пучине имеет статир во рту. Что статир лежит не во плоти, но во рту. И затем: что она первая попадет в ловле таким образом, что она предупредит других быть пойманной. Это точно принадлежит Богу: предсказать уловление той рыбы, которая держит деньги во рту. Если говорить более реалистически, то невидимой Божией силой рыба велась силой Того, Кто в древности повелел киту приять Иону и без вреда сохранить его три дня на глубине, чтобы затем целым и здоровым извергнуть на сушу. Если рыба взяла статир, который лежал на глубине, и первая, без споров, [сделала то, что] прорек Бог; и рыба, несшая что-то, первая была уловлена из всех своих сродников, то скорее и истовее во время нужды твоей Тот, Кто составил от небытия все и сотворил статир, и вложил [рыбе], и пригнал к рыбаку: вполне искушенно Петру повелел забросить в море удилище. О Нем царь и божественный Песнопевец сказал: «Бог наш на небесах и земле, в море и во всех безднах. Все, что пожелал, сотворил»(Пс. 113:11).

Вопросы св. Сильвестра и ответы прп. Антония. Вопрос 204.

Прп. Исидор Пелусиот

но, чтобы нам не соблазнить их, пойди на море, брось уду, и первую рыбу, которая попадется, возьми, и, открыв у ней рот, найдешь статир; возьми его и отдай им за Меня и за себя

Статир, сокрытый в рыбе, который повелено было Ап. Петру изъять из глубины, означал покрытый страстями образ, который к первообразу возводит в Себе Господь. Ибо Он соделался Человеком, подлежащим всему, чему подлежим мы, и Он не дозволяет нам противиться царю, когда царь повелевает безвредное, и показывает в Себе действенность Божественной силы.

Письма. Книга I.

Прп. Максим Исповедник

но да не соблазним их, шед на море, верзи удицу, и, юже прежде имеши рыбу, возми: и отверз уста ей, обрящеши статир: той взем даждь им за Мя и за ся

См. Толкование на Мф. 17:24

Прав. Иоанн Кронштадтский

но, чтобы нам не соблазнить их, пойди на море, брось уду, и первую рыбу, которая попадется, возьми, и, открыв у ней рот, найдешь статир; возьми его и отдай им за Меня и за себя

Вот как делает Владыка неба и земли! Как Единородный Сын Отца Небесного, Владыки и Царя всего мира, Он не должен был бы по всей справедливости платить за себя и за апостолов, как верных чад Отца Небесного, дани царям земным; но чтобы не заставить говорить о себе невыгодно людей, требовавших подати, Он расплачивается и очень просто, и очень щедро, как полновластный Владыка земли и моря, – заимствуя плату не у людей, а из моря, из уст рыбы! Видишь Его владычество Божественное?

Видишь всеведение? Он видит в море рыбу с драгоценным камнем в устах прежде, чем брошена удица, и вдали от моря!

Дневник. Том I. 1856.

Блж. Иероним Стридонский

но чтобы нам не соблазнить их, пойди на море, брось уду, и первую рыбу, которая попадется, возьми; и, открыв у ней рот, найдешь статир; возьми его и отдай им за Меня и за себя

Я не знаю, чему удивляться прежде всего при чтении этого места: предведению или величию Спасителя. Предведению — потому, что Он знал, что в пасти рыбы есть статир и что эта рыба должна попасть на уду первой; а величию и силе Его — в том случае, если по слову Его в то же самое мгновение создан был статир, и если Он словом Своим сделал то, что должно было быть. Но в таинственном значении мне кажется, что под этой рыбой должно видеть Того, Который взят первым, который находился в глубинах моря и проводил время в соленых и горьких пучинах для того, чтобы через [Него -] второго Адама освобожден был первый Адам. А то, что находится в устах его, т. е. в исповедании, отдается за Петра и Господа. И этот самый дар есть дар [или: цена] совершенный; но, он разделен [на две части], потому что за Петра уплачивается цена как за грешника; Господь же наш греха не сотворил и в устах Его не оказалось хитрости (Ис. 53:9). Статиром называется монета, имеющая две дидрахмы; он взят для того, чтобы платою одной и той же монеты за Господа и раба показать подобие (similitudinem) их плоти. Но и рассуждая просто, это место дает наставление слушающему в том, что Господь был настолько неимущим, что у Него не было даже того, чем бы Он мог заплатить подать за Себя и за апостола. Поэтому, — если кто-нибудь захочет возразить: каким же образом Иуда носил иногда деньги? мы ответим, что Господь считал преступлением на Свои нужды обращать имущество бедных, и нам подал в этом отношении пример.

Читайте также:  Рыбалка закидным неводом с лодки

Толкование на Евангелие от Матфея.

Сщмч. Онуфрий (Гагалюк)

Чтобы нам не соблазнить их

Сам Господь Спаситель совершал Свои дела на земле в зависимости от Своих слушателей и заботою Его являлись малые сии. Как же осторожным нужно быть нам всем, чтобы не соблазнить ближних. А сего нужно нам воспитывать в себе смирение и любовь сострадательную к людям. Только гордый и эгоист не хочет считаться с чужим мнением… Конечно, здесь нет и речи о каком-либо «благочестивом обмане», как это предлагают католики. Нужно хранить глубокую чистоту во всех своих делах, словах и мыслях, при осторожной, внимательной мудрости змеиной…

Письма и статьи. Над Словом Божиим (Толкование на Cвященное Писание).

Блж. Феофилакт Болгарский

но чтобы нам не соблазнить их, пойди на море, брось уду и первую рыбу, которая попадется, возьми; и, открыв у ней рот, найдешь статир; возьми его, и отдай им за Меня и за себя

Чтобы, говорит, нас не считали гордыми и склонными к презрению и чтобы мы не соблазняли их, дай подать, ибо Я даю ее не потому, что должен дать, но для того, чтобы исправить их немощь. Отсюда научаемся, что не должно служить соблазном там, где нет вреда для нас. Где есть вред для нас от какого-либо действия, там не должно заботиться о тех, которые неразумно соблазняются. Чтобы показать, что Он есть Бог и владеет морем, Христос посылает Петра добыть статир из рыбы, а вместе с тем мы научаемся и некоторому таинству. Ибо и наша природа — это рыба, погруженная в глубину неверия, но апостольское слово извлекло нас и нашло в наших устах статир, то есть слова Господа и исповедание Христа. Ибо кто исповедует Христа, тот имеет в своих устах статир, состоящий из двух дидрахм. И Христос, как Бог и как человек, имеет два естества. Итак, этот статир, Христос, предан на смерть за людей двух родов — за язычников и иудеев, за праведников и грешников. Если же увидишь какого-либо сребролюбца, ничего не имеющего во рту, кроме серебра и золота, считай, что и он рыба, которая плавает в житейском море. Но если бы нашелся какой-нибудь учитель, подобный Петру, то он уловляет его и извлекает из уст его золото и серебро. Под статиром некоторые разумеют многоценный камень, который находят в Сирии, другие же — четвертую долю златницы.

Толкование на Евангелие от Матфея.

Ориген

но, чтобы нам не соблазнить их, пойди на море, брось уду, и первую рыбу, которая попадется, возьми, и, открыв у ней рот, найдешь статир; возьми его и отдай им за Меня и за себя

Этой монеты не было в доме Иисуса, но она оказалась в море, во рту морской рыбы, которая, как я думаю, была облагодетельствована и попала на удочку Петра, ставшего ловцом человеков, среди которых была и эта образно называемая рыба, чтобы у нее забрать монету с изображением кесаря и чтобы она оказалась среди тех, кого поймали люди, научившиеся ловить людей. Итак, имеющий кесарево пусть отдает его кесарю, чтобы после этого он смог отдать Божие Богу.

И поскольку Иисус, будучи образом Бога невидимого (2 Кор. 4:4), не имел изображения кесаря (ибо князь века сего не имел в нем ничего), то Он берет изображение кесаря не у себя, а из подходящего места в море, чтобы отдать земным царям за Себя и за Своего ученика, чтобы собиратели дидрахм не считали Иисуса должником своим и земных царей, ибо Он уплатил долг, не взяв его и ни приобретя, ни добыв и ни сделав его когда-либо Своей собственностью, чтобы никогда изображение кесаря не было рядом с образом Бога невидимого.

Комментарии на Евангелие от Матфея.

Евфимий Зигабен

но да не соблазним их, шед на море, верзи удицу, и, юже прежде имеши рыбу, возми: и отверз уста ей, обрящеши статир: той взем даждь им за Мя и за ся

Показав прежде, что Он Сам не должен платить дани по Своему Божеству, повелевает, однако, дать по Своему человечеству, чтобы они не соблазнились тем, будто Он бесчестит Бога, не желая и Сам дать дидрахму. Из моря повелел достать, показывая этим, что будучи Богом всего, повелевает и морю, которое, повинуясь Его повелению, посылает рыбу, приносящую дань за Господа; и не только за Него одного, но и за первого из Его учеников, так как Петр также был первенцем. И прежде различным образом Он показывал это, – когда укротил бурю и когда ходил по морю, как по суше. Это же и теперь показывает иным способом, везде обнаруживая подчинение его. Статир также род денег, равняющийся двум дидрахмам. Смотри, как теперь Он не желает соблазнить иудеев, – а в другом месте Он пренебрег соблазном фарисеев, когда говорит о пище. Этим показывает, что иногда нужно остерегаться соблазна, а иногда – пренебрегать им, но делать то и другое с рассуждением. Вообще, нужно пренебрегать соблазном в том, что говорится или делается по заповеди Божией, а в том, что делается по нашему произволению, следует избегать соблазна, как заповедал Василий Великий.

Толкование Евангелия от Матфея.

Лопухин А.П.

но, чтобы нам не соблазнить их, пойди на море, брось уду, и первую рыбу, которая попадется, возьми, и, открыв у ней рот, найдешь статир; возьми его и отдай им за Меня и за себя

Статир состоял из четырех драхм, поэтому назывался тетрадрахмой: его не следует смешивать с золотым статиром (20 драхм).

Толковая Библия.

Троицкие листки

но, чтобы нам не соблазнить их, пойди на море, брось уду, и первую рыбу, которая попадется, возьми, и, открыв у ней рот, найдешь статир; возьми его и отдай им за Меня и за себя

См. Толкование на Мф. 17:24

Если вы обнаружили
опечатку, выделите текст
и нажмите Ctrl+Enter