Меню

Русанов охота с подсадной уткой

Подсадная утка и охота с ней Русанов Я.С.

#1 Noka

  • Администраторы
  • 11 057 сообщений
    • Город Ростов — на — Дону

    Подсадная утка и охота с ней

    В НАШЕЙ стране обитает более двухсот пятидесяти видов охотничьих зверей и птиц. Они заселяют разнообразные угодья от северных тундр до пустынь Средней Азии, от таежных лесов до степных пространств и водоемов различного типа. Этим объясняется многообразие видов и способов охоты: зверовая, стрельба пернатой дичи, охота с лайками, подружейными, гончими, борзыми или норными собаками, коллективная облава или одиночная ходовая охота.

    Любые угодья, любой сезон года и время суток хороши по-своему, и впечатление от них неотделимо от общего настроения, создаваемого охотой.

    Одни охотники предпочитают многоцветное увядание осени, когда с полуобнаженных деревьев беззвучно падают влажные пожелтевшие или багряные листья и под лучами остывающего солнца леса вспыхивают невообразимыми переливами красок; другие — холодное снежное сверкание зимы, пороши, выдающие самые сокровенные тайны зверей и птиц, неподвижные, придавленные кухтой и будто спящие в сугробах деревья, скрип снега под лыжами, бодрящее пощипывание мороза; многие же любят весеннее пробуждение природы, теплые ветры, сверкающее солнце, бескрайние просторы полой воды, набухающие почки и кипучее ликование жизни.

    Все виды угодий хороши по-своему: непролазные лесные дебри, таежная глухомань, где под сводом замшелых, переплетенных ветвей царит зеленоватый полумрак, нога мягко сту-пает по пухлым подушкам мхов, а стволы вековых деревьев, словно колонны, поднимаются к почти невидимому за сплетением крон небу; открытые приволья степей, лугов и болот, где под порывами ветра колышется и переливается море трав; воды — то зеркально гладкие, то покрытые рябью или белыми гребешками бегущих волн, шуршание тростников, плеск набегающего на берег прибоя.

    Весенняя охота с подсадной уткой, как никакой другой вид охоты, требует от охотника тщательной подготовки, знания особенностей поведения дичи, ее повадок и размещения по угодьям. При подготовке и организации охоты необходимо учитывать характер угодий и размещение на них дичи, погоду и другие обстоятельства, оказывающие на ее успех решающее влияние.

    На такой охоте человек испытывает особые ощущения. Ночь. В почти черной синеве неба, в его беспредельной глубине дрожат и переливаются бесчисленные звезды. Тихо, но, если вслушаться, эта кажущаяся тишина живет сотнями звуков. Журчит струящаяся по затопленным кустам вода; поскрипывают под напором течения ветви; в сухих метелках прошлогоднего тростника с легким шелестом пробегают порывы предрассветного ветра. Даже здесь, в пахнущей прелью старого сена темноте шалаша, идет своя тихая ночная жизнь: под сеном пищат и копошатся мыши; доносится чуть слышное жужжание, потрескивание, какая-то возня (кто-то невидимый и неведомый дает знать о своем присутствии). Воздух полон запахом набухающих почек, талой воды, водорослей — непередаваемым ароматом весеннего разлива.

    В такую ночь трудно уснуть. Трудно потому, что то и дело с далекой водной глади или из мерцающей, звездной выси доносятся звуки, которые ни один истинный охотник не может слушать равнодушно. Вот откуда-то наплывает свистящее жужжание; вот оно ближе, громче, и, наконец, ясно различимы перебои быстрых, сильных крыльев и голоса летящих птиц. Одна за другой проносятся невидимые утиные стаи, и по характерному звучанию полета, по крикам охотник узнает различные их виды: свиязи, гоголи, шилохвости, чирки и кряквы. То вдалеке, то прямо над головой они проходят на север, к местам любимых гнездовий. Идет время. На востоке еле заметно начинает светлеть. Одна за одной исчезают звезды. Все более четко вырисовываются на побелевшем небе ветви, образующие стенки шалаша. Из поредевшей тьмы начинают проступать (они как будто выплывают) очертания берега, черные силуэты кустов и деревьев. Едва заметная вначале полоска зари растет и ширится, словно за горизонтом разгорается пламя гигантского пожара.

    О весенней охоте с подсадной имеет представление большинство охотников, но по-настоящему знают ее очень немногие. Где, когда и как выбрать место охоты, где и какой поставить шалаш, а самое главное, как обеспечить себя хорошо работающей подсадной уткой — знают далеко не все охотники и работники охотничьих хозяйств.

    Рабочие качества подсадной утки

    ПОДСАДНЫЕ, криковые или круговые утки — это одомашненные в далеком прошлом дикие кряквы. Путем целенаправленного отбора и разведения из них получена порода уток, предназначенных для охотничьих целей (рис. 1). В отдельных районах нашей страны еще в середине прошлого века получила распространение охота с манными утками. Охотник высаживал утку на воду и стрелял подлетающих на ее крик селезней. Отсюда и названия подсадная и криковая. На-звание круговая утка вошло в охотничий обиход значительно позже, после того как подсадных стали высаживать на специальные, укрепленные на воде деревянные кружки. На протяжении длительного времени охотники отбирали лучших подсадных; от них отводили потомство и вновь отбирали лучшие для охоты экземпляры. Периодически подсадным уткам приливали кровь дикой кряквы. Существует даже специальное выражение — утка-дичка или утка дикого натоптыша, т. е. утка, полученная от подсадной и дикого крякового селезня. В различных местах появились породы подсадных уток, отличающиеся друг от друга экстерьером и манерой работы. Следует остановиться на общих рабочих качествах подсадной утки.

    Рис. 1. Подсадная утка

    Для подсадной утки самое главное голос. С его помощью она извещает пернатых собратьев о своем присутствии и зовет их к себе. Голос подсадной — это обычное, известное всем охотникам кряканье дикой кряковой или домашней утки. Однако по звучанию, по высоте тона и тембру голос может быть весьма различным. Существует совершенно неверное мнение, что хороший голос у подсадной тот, который больше приближается к голосу дикой кряквы. Но дело в том, что голоса диких кряковых уток тоже не одинаковы. Кому доводилось охотиться осенью на больших водоемах, где перед отлетом собираются стаи кряковых, кто слышал их перекличку, тот знает, что голоса отдельных уток очень непохожи друг на друга. Они разнятся по тону и по манере крика: бывают голоса звонкие и хриплые, высокие и низкие, осадки короткие и очень длинные. Такое же разнообразие голосовых данных наблюдается и у подсадных уток, хотя оно и менее ярко выражено, так как в процессе многолетнего выведения породы экземпляры с плохими голосами систематически выбраковывали.

    В процессе охоты установлено, что лучше всего дикие селезни идут к уткам, обладающим громким, средним по высоте голосом приятного тембра с легкой, чуть заметной хрипловатостью. Значительно меньше ценятся селезнями голоса высокие и чистые, а утки с тонкими визгливыми, срывающимися на сипение или, наоборот, с очень низкими и хриплыми голосами остаются без внимания. Однако в местах, изобилующих дичью (особенно если охота с подсадными не развита), селезень подлетит к самой безголосой утке, лишь бы ее крик хоть отдаленно напоминал кряканье.

    Не только сам звук голоса, но и манера его отдачи уткой на охоте имеет очень большое значение. У подсадной существует два характерных крика — квачка (или вызов) и осадка.

    Квачка (вызов) это спокойное, перемежающееся короткими паузами размеренное кряканье; в промежутках, утка прислушивается, не раздастся ли в ответ шарпанье селезня. Услышав ответ или увидев налетающего селезня, утка с квачки переходит на крик в осадку — серию следующих друг за другом почти без перерыва квачков; это азартный призыв, адресованный селезню или пролетающей утиной стае. По количеству квачков осадка может быть короткой или длинной. Короткая и энергичная осадка лучше, так как она сильнее действует на селезня, и он скорее садится к подсадной. У лучших уток осадка всего три—четыре квачка.

    Некоторые подсадные, обладая короткой или длинной осадкой, часто «двоят» и «троят», т. е. без перерыва начинают вторую осадку, а иногда и третью. Это хорошо в том случае, если у утки короткая осадка.

    Необходимо сказать еще о двух характерных криках подсадной, которые охотник должен знать. Первый из них — крик опасности, он напоминает квачку, но квачки звучат гораздо громче, чаще и продолжительнее. Таким тревожным голосом утка кричит при виде приближающейся собаки, лисицы или любого другого животного, внушающего ей опасение. Охотник должен немедленно выяснить причину тревоги утки. Второй крик — это негромкое, частое и какое-то нежное кряканье, которое утка издает при виде подплывающего к ней селезня или другой утки. Охотник может не заметить подлета и посадки дичи и только по голосу подсадной попять, что птица близко.

    От голосовых качеств подсадной зависит успех охоты. Однако при хорошем голосе подсадная должна соответствующим образом вести себя; она должна как можно больше кричать, не заниматься бесконечным купанием, поисками корма, не дергаться и не рваться на поводке. В значительной мере поведение подсадной определяется правильными условиями содержания, кормления и тщательной подготовкой ее к охоте.

    После высадки на воду подсадная должна осмотреться, искупаться и сразу же начинать кричать квачку и кричать ее все время, переходя на крик в осадку только в моменты появления крякового селезня или уток других пород. Осадка такой утки — сигнал для охотника, предупреждающий его о том, что нужно готовиться к выстрелу. Несколько хуже, если утка перемежает квачку с осадкой независимо от наличия или отсутствия дичи. Охотник с такой уткой находится в постоянном напряжении.

    Правда, по манере крика можно отличить «пустые» осадки от осадок под дичь. Однако встречаются и такие подсадные, которые кричат осадку почти непрерывно, совершенно пренебрегая квачкой. Они заглушают своим голосом все окружающие звуки, в результате можно не услышать шарпанье крякового селезня или трельканье чирка. Такая азартная работа не только утомляет охотника, но и мало нравится селезням, которые плохо идут к утке. Бывает, что подсадная вообще не кричит, пока не увидит селезня. Охота с ней всегда мало добычлива, так как случайно селезни подлетают редко. Но ничего нет хуже утки, вообще не желающей работать, которая на охоте голоса подавать не хочет и только купается и жирует, либо плавает или спит, не обращая ни малейшего внимания на шарпающих кругом селезней. К счастью, таких уток не так уже много.

    Пригодность подсадной для охоты в какой-то мере зависит и от ее внешнего вида. На охоте подсадная играет роль дикой кряковой утки, поэтому своим внешним обликом должна на нее походить. Несколько иной тон оперения, окраска клюва и лап, немного более крупные или мелкие размеры роли не играют. Если же эти отклонения выражены сильно и делают подсадную не похожей не только на крякву, но и на диких уток других видов, то это уже плохо. К таким подсадным дичь подсаживается неохотно и главным образом в темноте.

    Как-то я был на охоте в одном из хозяйств спортивного общества «Медик» под Ленинградом. Приехал я поздно вечером и без своих уток. Ночью вместе с егерем, захватившим садок с парей принадлежавших ему подсадных, я отправился на утреннюю охоту. Егерь подвел меня к шалашу, и пока я устраивался в ном, высадил мне одну из уток и ушел. Было еще совсем темно. Утка работала неплохо, минут через десять подлетел и сел селезень. Рассмотреть его я не мог, но слышал, как он, шарпая, приближается :; утке. Внезапно, будто напуганный чем-то, он поднялся в воздух и, несмотря на призывы подсадной, улетел. Такая же история повторилась и со следующим .матерым. Он сел, поплыл к утке, но в последний момент улетел. Я был в полном недоумении — шалаш был сделан хорошо, сидел я тихо, и заметить или услышать меня селезни не могли. Все выяснилось на рассвете, когда я разглядел свою утку — оперение у нее было чуть ли не наполовину белое

    Подсадная должна быть совершенно здоровой и лишенной каких бы то ни было врожденных или приобретенных уродств. Только в этом случае она может быть с успехом использована на охоте. Хорошая подсадная весной — это то же, что хорошая собака осенью. Охота без нее мало добычлива и теряет половину своей прелести. С хорошей уткой охотник не только больше убивает, но и испытывает величайшее наслаждение от работы своей помощницы, особенно если он сам ее растил, воспитывал и готовил к охоте.

    Породы подсадных уток, выведенные охотниками разных областей, были выражены довольно ярко. Еще 20—30 лет назад местами встречались четыре основные породы подсадных (тульские, воронежские, горьковские и саратовские). По мере улучшения транспортных возможностей, увеличения количества охотников и роста популярности весенней охоты с подсадными они начали смешиваться друг с другом. В результате в большинстве мест, особенно в крупных городах, поголовье подсадных стало довольно пестрым как по экстерьерным признакам, так и по рабочим качествам. Разнообразие подсадных усугубилось скрещиванием с другими породами домашних уток, особенно с многочисленными утками мясной породы хакикембел. В настоящее время можно увидеть много крупных экземпляров, у которых белая полоса зеркала крыла заменена полосой коричневато-желтой, что является типичным признаком метисных подсадных.

    Моя собака — ты черт и ангел, тебе я душу отдала С Уважением, Питомник борзых «Алмазы Востока»

    #2 Noka

  • Администраторы
  • 11 057 сообщений
    • Город Ростов — на — Дону

    Выбор подсадной утки

    Приобрести хорошую, уже испытанную на охоте подсадную очень трудно. По-настоящему хорошо работающие утки редки, и охотники с ними, как правило, не расстаются. Поэтому в основном приходится покупать молодых уток в возрасте четырех-пяти (осенью) или девяти-десяти месяцев (весной). Лучше покупать утку от известных, хорошо работающих уток, так как голос и манера его отдачи, склонность к активному подзыванию селезней передаются по наследству.

    Определить по. внешнему виду возраст подсадной трудно, особенно если она старше года. Правда, отличить молодую утку от более старой (2—3 года и больше) при внимательном осмотре можно. Осматривать в основном нужно клюв и лапы. Наружная поверхность верхней части клюва у нее ровная и гладкая, а сама верхняя челюсть даже у основания еще сохраняет некоторую упругость, которая легко чувствуется при легком нажиме пальцами. Кожа на лапах гладкая, без хорошо выраженных складок, утолщений и обызвестившихся щитков. У старой утки верхняя половина клюва у основания тверда, а поверхность ее не гладкая, а как бы слоистая, слегка шелушащаяся, особенно на конце и по краям клюва. Кожа лап довольно грубая, собирающаяся в нижней части плюсны, над пальцами, заметными складками. Щитки на передней поверхности плюсны грубы и часто со следами обызвествления. Если с уткой много охотились, то на плюсне обязательно остается след от ногавки.

    Читайте также:  Ивановский трикотаж охота рыбалка

    При внешнем осмотре следует браковать птиц с какими-либо физическими дефектами (поврежденная лапа или клюв, вывернутые, не прилегающие к телу крылья и так далее) или заметно отличающихся по размерам и цвету оперения от дикой кряковой утки. Непригодны для охоты утки, в облике которых есть что-либо, напоминающее неохотничьих домашних уток (коричневая оторочка зеркала, слишком вертикальный постав туловища, наличие черных, белых или желтых перьев там, где им быть не положено). Утки, у которых нездоровый, угнетенный нахохлившийся вид, не будут хорошими подсадными. Приобретаемая для охоты утка должна быть совершенно здорова, с чистым или, по крайней мере, не общипанным пером, ясным, веселым взглядом. Не стоит покупать подсадных, изгаженных в результате безобразного содержания, с грязным обтрепанным пером, исщипанными шеями и спинами (особенно весной). Любая утка в таком состоянии работать не будет, а пока удастся привести ее в порядок, сезон охоты кончится. Исключения возможны для охотников-заводчиков, которые покупают подсадную не для охоты в ближайшую весну, а, прельстившись теми или иными ее свойствами (чаще всего голосом или манерой осадки), хотят использовать ее в племенных целях.

    Кроме внешнего вида, следует обращать внимание и на некоторые особенности поведения утки. Охотники, много занимающиеся разведением подсадных и охотой с ними, знают, что утки с агрессивным характером обычно много кричат на охоте. Если утка, когда к ней подходят, начинает топорщить перья, разевать клюв и угрожающе шипеть, если она смело лезет в драку с утками и селезнями, то на охоте она молчать не будет.

    Дичливость (боязнь человека) не является пороком и при соответствующем обращении чаще всего проходит. Если такую ‘утку отсадить от товарок по выводку или от соседок по рынку, привязать (в незнакомом для нее месте), и она начинает кричать (хотя бы только квачку), то и на охоте она обычно не отмалчивается.

    Рис. 2. Зубцы «голоса» на нёбе подсадной утки

    После внешнего осмотра подсадной нужно обязательно послушать ее голос с точки зрения его тона и для определения характера квачки и осадки. При покупке утки на дому это обычно просто; стоит только загнать всех уток в сарай и оставить ту, которую нужно послушать, как она тут же начнет кричать. Сложнее обстоит дело при выборе утки на рынке. Утки здесь встревожены необычной обстановкой, толпящимися вокруг людьми, большинство которых (не охотники) предпочитают почему-то рассматривать птиц, усевшись на корточки вплотную к ним; кроме того, подсадные еще не пришли в себя после перевозки. По этим причинам многие из них молчат и не дают себя послушать. В этом случае лучше всего договориться с хозяином и пройти в малолюдное место, чтобы выпустить там утку. Нужно привязать ее и немного отойти; обычно утка начинает кричать. К сожалению, в городских условиях это не всегда возможно, поскольку у продавца бывает несколько подсадных или любопытные мешают провести опыт. В результате иногда приходится простоять не один час, чтобы услышать крик подсадной.

    Если прослушать утку не удается, можно прибегнуть к следующему приему: открыть ей клюв и осмотреть нёбо — внутреннюю поверхность верхней части клюва. Посередине нёба продольно расположен узкий валик, рассеченный на отдельные мелкие бугорки или зубчики (рис. 2). Этих бугорков у подсадных и диких кряковых уток бывает от двух до восьми. Существует зависимость между строением голосового аппарата и количеством зубцов. Например, утки с четырьмя зубцами (четырехзубки) очень часто обладают хорошими голосами. Такой же способ отбора применяется и в случае, если приходится иметь дело с совсем молодыми утками, голоса которых еще не установились. Отбирать лучше всего четырех-зубок.

    Для охоты и разведения подсадных лучше иметь двух уток с селезнем. Если не предполагается получение утят, то вся тройка может быть одной крови, т. е. происходить от одних и тех же производителей; если же они предназначаются для разведения, то селезень должен происходить от других родителей.

    Выбирать селезня следует так же, как и уток: по внешнему виду, здоровью, типичности окраски оперения и наличию четырех зубцов иа нёбе. Голос селезня роли не играет. В случае, если к старым, уже сдружившимся уткам покупается новый, и особенно, молодой селезень, нередко бывает, что утки начинают его бить, однако с приближением весны все приходит в норму.

    Моя собака — ты черт и ангел, тебе я душу отдала С Уважением, Питомник борзых «Алмазы Востока»

    #3 Noka

  • Администраторы
  • 11 057 сообщений
    • Город Ростов — на — Дону

    Содержание, подготовка к охоте и разведение подсадных уток

    СОДЕРЖАНИЕ, подготовка к охоте и разведение подсадных уток теснейшим образом друг с другом связаны. Условия содержания, кормления и ухода за подсадными оказывают влияние па их рабочие качества и способность к воспроизводству. Подготовка к охоте и сама охота позволяют выявить наиболее ценных производителей, правильный подбор которых обеспечивает получение потомства с хорошими задатками для использования на охоте. В зависимости от времени года требования к уходу и условиям содержания подсадных уток меняются. Работа по их подготовке к охоте также носит сезонный характер.

    Утята вылупливаются из яиц на 27 — 29-й день после начала высиживания. В эти дни необходимо внимательно следить за кладкой, осматривая ее через каждые 2 — 3 ч. Появившихся утят следует от утки забирать и помещать в коробку, корзину или лукошко, выстланные ватой или мягкой шерстяной тканью, чтобы они обсохли. Особенно ото важно если высиживает молодая утка, давшая первую кладку, или старая утка, о которой известно, что на гнезде она ведет себя неосторожно и может передавить утят. После того как все утята вылупятся и обсохнут, их нужно пустить к матери. Два-три дня утят следует содержать вместе с уткой в каком-нибудь огороженном месте площадью 1—2 м2. Загородка ни в коем случае не должна быть на солнцепеке, так как утята очень подвержены солнечным ударам и могут погибнуть. На ночь утят вместе с уткой нужно убирать в специально устроенный ящик, закрывающийся сверху металлической сеткой, с тем чтобы предохранить их от нападения хищника — хоря, кошки и особенно крыс (рис. 3). Крысы зачастую подбираются в темноте прямо под утку и утаскивают утят, так что мать этого даже не замечает. Поэтому ящик для ночлега утят лучше укреплять на некотором расстоянии от пола сарая или от поверхности земли.

    Рис. 3. Ящик для утки с утятами

    На 3—4-й день подсадную с утятами можно выпустить туда, где им предстоит проводить лето. Лучше всего если поблизости есть пруд или небольшое озеро, где выводок может жить и где для него нет опасности. В таких условиях содержать утят со старкой легче всего: все сводится к тому, что сначала 3—4, а потом 2—3 раза в день их нужно покормить, а вечером проследить за их возвращением. Никогда не следует допускать ночевки выводка на водоеме. Если утки не привыкнут обязательно возвращаться на ночь домой, то очень трудно будет загнать и переловить подросших утят. Если утка водит утят на речку, то появляются некоторые трудности. Старка с выводном часто заплывает далеко от дома, где возможны всякие случайности; приходится ее искать и часто с большим трудом загонять домой.

    На вольной воде утята растут чрезвычайно быстро. С невероятным проворством шныряя по воде среди осоки и лопухов кувшинок, они непрерывно хватают комаров, мух, стрекоз, вытаскивают со дна мелких улиток, ловят всякую водяную живность. Поэтому отпадает необходимость в кормлении их животными кормами; в первые дни недели достаточно какой-либо каши (лучше сваренной на молоке), а в дальнейшем — зерна или хлеба.

    Несколько хуже, если естественного водоема поблизости нет или выпускать на него уток рискованно. Тем не менее, если имеется возле дома огороженный участок, заросший травой, или сад с фруктовыми деревьями и ягодными кустарниками, дело не так уж плохо. Нужно только устроить для уток искусственный водоем, почаще менять в нем воду, и нормальное летнее существование для молодых и старых уток будет обеспечено. Однако в таких условиях утята обычно не могут сами обеспечить себя кормами животного происхождения, хотя и ловят в траве и под кустами слизняков, насекомых и червей. В этом случае можно подкармливать утят рубленым вареным мясом или рыбой, творогом или рублеными яйцами, но это сложно и обходится довольно дорого. Проще всего копать им дождевых червей, которых они поедают с жадностью. При этом совершенно не обязательно собирать червей в банку и потом давать утятам. Просто, найдя место, где червей много, нужно начать копать и подозвать к себе утку с выводком; ужо через 5 мин утята прилаживаются выхватывать червяков прямо из-под лопаты. Через несколько дней такого прикармливания достаточно взять лопату, и весь выводок стремглав бежит на кормежку.

    Для устройства искусственного водоема удобнее всего вкопать в землю сбитое из досок и проконопаченное корыто или выкопать и зацементировать внутри яму размером 1,5—2 м2 и глубиной 20—30 см. Края нужно хотя бы с одной стороны сделать отлогими, чтобы уткам было легко вылезать из воды. Воду менять следует не реже одного раза в 3 дня. Если места для более или менее вольного существования уток нет, то можно держать их летом и выращивать утят в вольере, но это тяжелый труд, отнимающий массу времени. В вольере, который обычно бывает не велик, утки за 2—3 дня съедают и вытаптывают всю зелень. Даже различные стойкие сорняки (крапива и конский щавель) в конце концов гибнут, сожженные едким утиным пометом. Следовательно, утки не могут сами себя обеспечить зелеными и животными кормами, а существовать без них летом не только утята, по и взрослые утки не могут, у них нарушаются рост перьев, нормальная линька и т. д. Охотник должен полностью брать на себя заботу о снабжении уток достаточно разнообразным кормом и в нужном количестве, а это очень трудно. Помимо зерновых кормов, нужно собирать довольно большое количество травы (одуванчики и клевер, которые они поедают особенно охотно), копать дождевых червей, давать творог и рубленое мясо, на ближайшем водоеме набирать по полному ведру улиток, головастиков и прочей водяной живности. Все это требует большого количества времени и сил. Следует учитывать, что в вольере обязательно должно быть устроено место для купания уток.

    Если у охотника нет возможности устроить даже вольер или увезти уток на лето куда-нибудь «на дачу», держать своих подсадных вообще нет смысла, так как рабочих уток у него никогда не будет; даже хорошие подсадные превратятся в никуда не годных заморышей.

    Кормить утят и взрослых уток в летний период нужно досыта, т. е. давать каждый раз столько корма, сколько они могут съесть; количество кормлений и набор кормов следует менять в зависимости от их возраста и условий содержания. В первую неделю жизни утят в любых условиях содержания нужно кормить 5 раз в день. На вторую неделю, если утята живут на водоеме, количество кормлений можно сократить до трех и кормить их так до месячного возраста. Если естественного водоема нет, то до месяца утят нужно кормить 4 раза в день. Утят, содержащихся в вольере, до месячного возраста следует кормить 5 раз в день. С месячного возраста кормление утят, как и взрослых уток, зависит от условий содержания: на воде — 2 раза в день, в вольных условиях, но без водоема — 3 раза, в вольере — 4 раза.

    До месяца утятам зерновые корма (сухое зерно) лучше не давать, заменяя их размоченным хлебом или какими-нибудь кашами. Затем, как и взрослым уткам, им можно давать пшеницу, просо, гречиху или овес. В крайнем случае зерно можно заменить крупой — гречневой, пшеном, ячневой, но лишь на короткое время, так как отсутствие шелухи и поверхностных слоев зерна лишает птиц значительной части веществ, необходимых для питания и правильного пищеварения. В местах, богатых дубом, утки очень охотно поедают спелые (упавшие на землю) желуди, глотая их целиком.

    Утята начинают оперяться довольно быстро, но в отличие от цыплят перья у них появляются прежде всего на груди и животе, затем на плечах; шея, спина и поясница оперяются позднее. Только в возрасте 1,5—2 месяцев начинают расти маховые перья в крыльях и рулевые перья хвоста. К трехмесячному возрасту утята получают способность летать. Летом же проходит линька у взрослых селезней и уток, которые выводков не давали. Они теряют маховые перья в крыльях, селезни одеваются в летнее перо и становятся оперением похожи на уток. Ближе к осени они опять меняют летнее перо на свой обычный наряд. Утки с выводками линяют в более поздние сроки.

    Подсадные обычно очень заботливые матери. Они внимательно следят за своим потомством, помогают утятам отыскивать корм, наблюдают за появлением опасности и всегда готовы всеми силами защищать от нее своих питомцев. Но бывают и исключения, когда матери плохо смотрят за выводком, поедают у утят корм и с самым равнодушным видом наступают на утят лапами. В поисках пищи для себя они забывают или не считают нужным периодически согревать утят, забираются в места, куда утята за ними следовать не могут (высокая спутанная трава, пашня и т. д.), т. е. практически никаких забот о потомстве не проявляют. Таким уткам лучше не давать возможности высиживать, а если желательно от них получить молодых, то яйца следует у них забрать и положить под другую утку или даже под курицу, которая выведет и вырастит утят. Правда, хлопот ей это доставляет много, особенно если поблизости имеется водоем. Утята быстро его обнаруживают и пускаются плавать, в то время как курица не в силах победить свою врожденную антипатию к этой стихии. Очень занятно наблюдать за тревогой наседки и за ее глубочайшим удовлетворением, когда наплававшиеся приемыши вылезут на берег и она самодовольно подгребает их под свои растопыренные перья. Утята быстро привыкают к приемной матери и охотно идут на ее голос, особенно когда она разрывает навозную кучу или огородные грядки и скликает их на найденного червя или личинку.

    Читайте также:  Машина времени охотники за удачей 1982

    Подсадной селезень в воспитании молодняка никакого участия не принимает, и все же отдельные селезни по-разному относятся и к кладкам, и к молодым утятам. При дискуссиях о вредности или целесообразности весенней охоты на водоплавающую дичь сторонники разрешения охоты указывали, что дикий кряковый селезень часто губит кладку и даже утят и, следовательно, наносит воспроизводству вред. Сторонники запрещения весенней охоты ставят такие утверждения под сомнение, а некоторые полностью их отрицают. Не касаясь в данном случае вопроса о целесообразности весенней охоты, я хочу только сказать, что среди подсадных, разведением и охотой с которыми я занимаюсь более 20 лет, встречаются селезни, безусловно мешающие нормальному выводу и выращиванию утят уткой. В определенных условиях селезни проявляют весьма агрессивное отношение к кладкам и пуховым птенцам, но сведений о том, что селезень, обнаружив гнездо утки с отложенными в него яйцами, расклевывает или давит их, нет. Однако застав утку на гнезде, когда она собирается снести очередное яйцо или уже приступила к высиживанию, некоторые селезни бросаются ее топтать. При этом кладка обязательно гибнет — часть яиц бывает раздавлена, остальные перепачканы содержимым побитых и для дальнейшего высиживания непригодны. Значительно реже, но встречаются селезни, злобно относящиеся к утятам. Заметив утку с выводком, такой селезень начинает то гонять утку, пытаясь ее потоптать, то преследовать утят. Догнав утенка, он хватает его клювом за крыло, шею или лапу, даже пытается бить крыльями, треплет, а на воде окунает. Для утенка в возрасте до 5—7 дней это обычно кончается смертью.

    Агрессивность селезней к кладкам и выводкам может усугубляться пли ослабевать в зависимости от условий. Если при селезне есть утка (или утки), не севшая на гнездо, он обычно не трогает утку-наседку, но если он остается один, то может натворить бед. Чем раньше утки начинают нестись и покидать селезня, тем больше возможность его неблаговидного поведения. Когда же кладки поздние, селезень начинает линять и внимания на уток не обращает. Во всяком случае, в период кладки, вывода и первых дней жизни утят за селезнем нужно присматривать; если он проявляет какие-либо злые намерения, его необходимо отсадить.

    В период летнего содержания подсадных и особенно при выращивании утят целесообразно начинать вырабатывать у них два свойства, входящие в комплекс подготовки уток к охоте: отсутствие пугливости по отношению к хозяину и позывистость. Чтобы приучить к себе уток, нужно проводить с ними возможно больше времени, кормить из рук, копать земляных червей или просто сидеть в непосредственной близости от места кормежки, купания или отдыха. Часто брать в руки утят и взрослых уток летом не нужно — птицы линяют, у них растут новые перья, поэтому всякие прикосновения для них в это время в какой-то мере болезненны. Да этого пока и не требуется, так как при частом кормлении с рук они очень скоро привыкают и спокойно подпускают к себе.

    Позывистость — это привычка уток отвечать криком на свист или голос хозяина. Чтобы выработать ее, следует перед кормлением звать их каким-нибудь, но всегда одинаковым свистом или зовом и задавать корм только после того, как они в ответ прокричат осадку. Через несколько дней, едва услышав привычный сигнал, они будут отзываться. Это свойство очень полезно при охоте и содержании уток. Гораздо проще, например, отыскать ушедших подсадных, если они откликаются.

    При выращивании утят охотника всегда интересует, сколько в выводке селезней и сколько уток. Определить это довольно просто. Еще задолго до того, как пол утят можно определить по голосу и оперению, селезни и уточки начинают разниться цветом клюва. Уже к месячному возрасту (и даже раньше) клювы селезней приобретают желто-зеленый однотонный цвет, а у уточек остаются темными или начинают слегка рыжеть, и на них проступает россыпь неправильных по форме темных пятен и крапинок.

    При содержании подсадных осень довольно хлопотливое время. Молодые и старые утки перелиняли, первые получили способность летать, но этой способности их нужно лишить. Для этого подсадным следует подрезать или, как говорят охотники, «подперить» крылья. Данную операцию можно проводить только после того, как перья в крыльях окончательно окрепнут. Мягкие «кровяные» перья трогать нельзя, так как их можно легко поломать. Многие охотники просто обрезают все маховые перья первого порядка на 2/з их длины, но это создает для утки ряд неудобств, которые в дальнейшем сказываются на ее пригодности к охоте.

    Рис. 4. Подрезка крыльев подсадной утки: а — неправильная; б — правильная

    Дело в том, что маховые перья служат утке не только для полета. Плавая на воде, утка прижимает ими рыхлое оперение боков, предохраняя его от намокания. Поэтому лишившись маховых перьев, утка, высаженная на воду, начинает подмокать, зябнет, старается выбраться на сухое место и хуже работает.

    Чтобы правильно «подперить» подсадную, нужно взять ее в руки и, расправив сначала одно, а потом другое крыло, ножницами срезать широкие опахала десяти .маховых перьев первого порядка, оставив их стержни нетронутыми (рис. 4). Подрезанные таким образом крылья, с одной стороны, не держат утку в воздухе, а с другой,— не лишают ее возможности предохранить от намокания оперение на боках. Подрезать уткам крылья нужно обязательно. К концу осени у подсадных начинает проявляться сохранившийся от предков перелетный инстинкт. При вольном содержании они начинают отлетать далеко от дома, могут прибиться к диким уткам или попасть под выстрел охотника. В общем неподперенных уток потерять очень легко. Особенно важно вовремя подрезать крылья уткам при вольном содержании, так как поймать молодых очень трудно.

    Осенью начинают отбор молодых уток, пробу их голосов и подготовку к охоте. Прежде всего весь выводок молодых уток нужно послушать и выбраковать всех имеющих явно плохие голоса и осадки. Следует, загнав уток в сарай, поочереди выпускать во двор и слушать, как они кричат, каковы у них тон и тембр голоса, и манера осадки. Молодых уток, отобранных для использования в качестве подсадных, следует уже осенью приучать к ногавке и шнуру, спокойно вести себя на привязи. Ногавка — это кожаный или матерчатый браслет, к которому крепится шнур для привязывания утки. Надев его на ногу утки, ее привязывают одну во дворе, где нет возможности запутать шнур в траве, ветках или мусоре. Рядом нужно поставить посуду с водой и насыпать корм. Первый день утка обязательно бьется, хлопает крыльями, рвется на шнуре, вытягивая ногу, пробует отвязать или расщипать ногавку и шнур. Постепенно она к ним привыкает и спокойно ходит или плавает в радиусе, определенном длиной шнура. Приучать подсадную к привязи нужно всегда сначала на сухом месте, а когда она немного освоится — на воде. Если сразу высадить ее на воду, она бьется, плещется, намокает и может утонуть.

    Когда утки освоятся с ногавкой и привыкнут спокойно вести себя на привязи, их можно пробовать на осенней охоте. Брать с собой можно сразу трех-четырех уток, причем лучше, если одна из них взрослая и уже знает охоту. Высадив уток на воду так, чтобы они не могли перепутаться привязками, их нужно слушать и наблюдать за поведением, реакцией на пролетающую дичь, а также, как и какими голосами кричат.

    Осенью обычно все молодые утки кричат много и охотно, особенно если лето они провели на воле и знакомы с видом чаек, ворон и других птиц, часто летающих над водоемами. Если же утки выращены в вольере, то первые дни они этих птиц боятся и работают плохо, так как заняты больше всего попытками укрыться от воображаемой опасности. Постепенно они привыкают. В этом отношении очень полезно присутствие среди молодых старой рабочей утки. Она знает, чего нужно бояться и чего не нужно, под кого следует кричать; молодые подсадные быстро перенимают у нее опыт. В процессе осенних охот окончательно отбирают молодых уток с наиболее хорошими голосами и манерой работы, которых и оставляют на зиму.

    Содержание подсадных осенью ничем не отличается от содержания в конце лета. Большую часть дня они должны проводить на воле, ночевать в сарае, а кормить их следует дважды в день (при содержании в вольере — 3—4 раза). С наступлением заморозков и выпадением снега уток переводят на режим зимнего содержания.

    Для зимнего содержания уток пригоден любой сарай или даже ящик, в котором они защищены от ветра и осадков. Такой ящик может быть устроен даже на балконе городской квартиры с таким расчетом, чтобы на одну утку приходилось не меньше 1 м2 площади при высоте помещения 70—100 см. Утки не боятся холода; если они сыты, чисты пером и здоровы, то легко переносят любые морозы.

    Зимой кормить уток следует 2 раза в день (утром и вечером) доброкачественным зерновым кормом, лучше всего пшеницей и просом. Не реже 1 раза в неделю им нужно давать рубленую зелень (капусту, морковь, свеклу или проращенное зерно) и корм животного происхождения (рубленое мясо или рыбу, творог). Кроме того, в помещении для уток постоянно должен быть гравий или крупный песок, необходимый им для переваривания пищи.

    Вода зимой обычно замерзает, поэтому уткам лучше ставить посуду со снегом, но раз в день очень полезно давать им напиться вдоволь воды, при этом нужно следить, чтобы они не купались, так как намокшее перо примерзает к полу и подстилке. Поднимаясь на ноги, утка обрывает кончики примерзших перьев, что нарушает целость оперения. Впоследствии, попав на воду, утка намокает, как бы старательно она не смазывала перья жиром своей кобчиковой железы. С этой же точки зрения очень важно поддерживать у уток чистоту — убирать помет и менять подстилку. В качестве подстилки можно употреблять солому, стружки и опилки в смеси с сухой торфяной крошкой, интенсивно впитывающей влагу и поглощающей запахи.

    Не реже 1 раза в неделю уткам нужно давать возможность как следует выкупаться. Делать это следует в теплом помещении, налив в корыто или ванну холодной воды. Сразу после купания выносить уток на холод нельзя; им надо дать в тепле полностью обсохнуть, вычиститься и смазать оперение. Только после этого можно подсадных перенести в сарай. Чем чаще устраивают уткам водные процедуры, тем чище у них перо, тем благополучнее они переносят зиму и тем лучше подготовлены к весенней охоте. В теплые дни очень полезно выпускать уток на волю, на снег, чтобы они могли погулять, размяться и почиститься.

    Зимой утки должны быть сыты, но не закормлены. Зажиревшие подсадные весной плохо работают и могут нести неоплодотворенные яйца, поэтому количество корма должно быть ограничено (примерно 100 г зерна на утку в день).

    Именно зимой следует особенно тщательно заняться приручением уток: кормить из рук, посадив на колени, просто брать в руки, сидеть возле них в момент купания и просушки перьев. Плохо прирученная утка при посадке на воду или при снятии с воды бьется и мечется; вырвавшись из рук или отвязавшись, она не скоро дает себя поймать. Правильно прирученная утка ведет себя совсем иначе.

    У меня было несколько удивительно ручных уток. Они сами залезали в подплывшую лодку, спокойно сидели в ней без всякого садка и даже работали во время переезда по водоемам. У меня на колене или плече они чувствовали себя совершенно спокойно (как на земле или воде), чистили перья, кричали или спали. Такое положение им, по-видимому, даже нравилось, потому что они неохотно его меняли. Одна из них во время весенних ночевок под открытым небом будила меня на утреннюю зорю. Укладываясь спать где-нибудь под стогом, в шалаше пли лодке, я никогда не сажал подсадную в садок, а привязывал тут же, рядом с собой. Чуть только начинало зориться, эта утка с тихим кряканьем начинала щипать меня за руки или лицо до тех пор. пока я ие просыпался.

    Очень немногие утки приручаются с трудом или вообще не приручаются; это обычно пойманные утятами дикие кряквы или дички, полученные от дикого селезня.

    Весной начинается пора подготовки подсадных к охоте — их «вызарпвание».Утка должна привыкнуть спокойно вести себя на привязке и знать кружок, не намокать на воде, не бояться птиц и много кричать. Утки, приобретенные осенью, к весне первыми двумя свойствами, как правило, обладают.

    Способность же их не намокать на воде целиком зависит от правильного содержания и достаточно частого купания зимой и весной. Попав после зимовки на воду, утка обязательно в какой-то мере будет мокнуть, так как, купаясь 1—2 раза в неделю, она не уделяет особого внимания смазыванию перьев. Кроме того, при редких зимних купаниях деятельность ее кобчиковой железы как бы затухает. Но как только подсадная получает возможность часто купаться и вынуждена длительное время сидеть на воде, она сейчас же принимает меры против намокания. Кобчиковая железа начинает усиленно функционировать, и утка тщательно смазывает и оправляет свои перья с помощью клюва. Набрав на клюв какое-то количество жира, она смазывает им перья, или, осалив оперение головы, размазывает жир по перьям тела. Следовательно, начиная с конца февраля — начала марта, уток нужно купать как можно чаще — не реже 1 раза в день. В теплые дни это можно делать на улице, в морозы — в комнате.

    Как только появляются забереги на водоемах, начинается собственно «вываривание». Ежедневно утром или вечером (лучше и утром и вечером) на утку надевают ногавку с привязанным к ней шнуром и на 1 —1,5 ч высаживают на воду. Для этого в дно весеннего разводья вбивают колышек с укрепленным на нем деревянным или пенопластовым кружком, который должен находиться на 1—2 см ниже уровня воды. Шнур, удерживающий утку, привязывают к кружку или колышку. Чтобы утка скорее привыкла вылезать на кружок, в первые дни на него нужно класть пучок сена или тонкую пластинку дерна. Утка принимает его за кочку и охотно на него забирается, потом она привыкает и пользуется кругом без всякой маскировки. В результате таких купаний подсадная отмывается, перестает намокать, окончательно привыкает к ногавке и кружку, перестает бояться безопасных для нее чаек, ворон и др.

    Читайте также:  Мы охотники за хабаром

    В первые дни вызаривания нельзя высаживать подсадную на водоемы с быстрым течением, которые обычно первыми освобождаются ото льда (полыньи, речные перекаты) . Отвыкшая от вольной воды и плохо знающая кружок, утка на течении быстро устает и намокает; бывает, что ее заносит течением под лед. Поэтому, если из-за отсутствия подходящего места утку приходится высаживать па воду с быстрым течением, надо предусмотреть возможность выхода ее на берег. Только через несколько дней, когда утка перестает быстро намокать, можно сажать ее на течение даже вдали от берега. Однако не следует допускать, чтобы подсадная могла в любое время выходить на берег, поскольку утка, видя невдалеке сухую землю, бу-дет рваться к ней вместо того, чтобы работать.

    Утки, хорошо вызоренные на проточной воде, оказываются более выносливыми и работают в любых условиях, тогда как подсадные, привыкшие к тихой (стоячей) воде, попав на течение, скоро устают и вообще чувствуют себя неспокойно. Выносливость к быстрому течению может быть доведена у подсадной до очень высокой степени. Так, большинство охотников Воронежской обл., охотясь на весеннем разливе Дона, Воронежа и других быстротекущих рек, вообще не пользуются кружками. Высаженные на якорях утки спокойно работают 5—6 ч подряд. Для плохо вызоренной и слабо упитанной утки высадка на якоре на глубокую быструю воду оказывается гибельной.

    Прежде чем говорить о способах обучения подсадной много и охотно кричать на охоте, следует остановиться на причинах, побуждающих ее подавать голос. Подсадная кричит в своих собственных интересах, и стимулом для этого служат три обстоятельства. Во-первых, половой инстинкт. Весна — период спаривания, и каждая утка старается найти себе самца. Именно поэтому под селезней-крякв подсадные работают особенно азартно. Во-вторых, в процессе совместного осеннего и особенно зимнего содержания утки очень привыкают друг к другу. Между нарами подсадных (самок) постоянно можно наблюдать самую нежную дружбу. Они неизменно ходят вместе, не отгоняют друг друга от корма, часто даже несутся и высиживают утят в одном гнезде. Стоит их разлучить, как обо начинают тревожиться, перекликаться или звать подружку. Такие утки, взятые на охоту по отдельности пли высаженные так, что не видят друг друга, много кричат. В-третьих, утки обладают сильным инстинктом стайности. Поэтому подсадная и зовет к себе не только кряковых селезней, не только свою напарницу но и всех пролетающих уток, к какому бы виду они ни принадлежали.

    Указанные три стимула определяют работу подсадной, и все их нужно использовать при подготовке ее к охоте. Прежде всего совершенно необходимо последние зимние месяцы содержать подсадных вместе с селезнем. Дело в том, что, проведя долгое время без селезня, утки отвыкают от него и потом под диких селезней не только не кричат, но часто прячутся от них в траве или кочках. Недели за две до начала весенней охоты селезня нужно отсадить, при этом утки не должны слышать его голос. В противном случае первое время они будут непрерывно кричать, а затем перестанут реагировать на шарпанье селезня. Один-два раза в неделю следует высаживать уток на воду и, дав им покричать, выпустить к ним селезня, чтобы они вместе поплавали или погуляли по двору примерно 30 мин, после чего селезня опять отсадить. Это приучает уток к тому, что на их призывы появляется селезень, и на охоте они лучше работают.

    Чтобы использовать для целей охоты привязанность уток друг к другу, лучше всего содержать вместе и готовить к охоте сразу двух подсадных. В процессе вызари-вания их нужно высаживать врозь, чтобы они друг друга не видели и, дав им поработать 1 —1,5 ч, опять выпустить вместе в вольер или во двор. Временами их нужно выпускать на воду и поодиночке, чтобы они привыкали работать, не слыша голоса друг друга, иначе с ними трудно будет охотиться.

    Инстинкт стайности никакого развития не требует. Охотник должен только стремиться не подавить его неправильными условиями содержания. Если на протяжении всей зимы и весной значительное количество подсадных содержится в одном (пусть и достаточно большом) вольере, положение меняется. Здесь каждая крупица вольного корма (травинка, улитка, червяк) нарасхват, наиболее удобные для отдыха места ограничены, сильные обязательно в какой-то мере обижают слабых, а последние не имеют возможности удалиться и избежать постоянных щипков. Поэтому через какое-то время утки стремятся побыть, пожировать, покупаться в одиночестве, на свободе. На охоте они не только не зовут к себе пролетающих уток, но, наоборот, стараются остаться незамеченными, что резко снижает их ценность.

    Рис. 5. Садки для подсадной утки
    а — фанерный; б — плетений

    К сожалению, в преобладающем большинстве охотничьих хозяйств подсадные содержатся именно так, и в этом кроется основная причина того, что хорошо работающие утки в них — редкость. Например, в Выгоновском филиале государственного заповедно-охотничьего хозяйства «Беловежская пуща» в 1959—1961 гг. имелось около 30 подсадных. Содержались они в большом общем вольере, устроенном возле озера. Уток хорошо кормили, за ними был надлежащий уход. Однако в первые же дни вся растительность на берегу и в воде оказывалась съеденной, из-за каждого лягушонка начиналось побоище, вода внутри вольера всегда была взмучена, грязна, а берег покрыт пометом и перьями. В результате утки совершенно не работали. Высаженные на воду, они только и занимались поисками корма, купанием пли спали.

    Осенью 1961 г. условия содержания были в корне изменены. Подсадных забрали из вольера и по три-четыре утки с селезнем раздали егерям хозяйства. Зиму и начало весны они прожили так, как живут подсадные у отдельных охотников: ночевали в сарае, гуляли во дворах, купались в лужах и врытых для них корытах. С наступлением весны многие утки хорошо и охотно кричали на охоте. Утки были те же, но изменились условия содержания, изменилось и их поведение. Следовательно, совместное содержание большого количества подсадных зимой и веспой не целесообразно. Три — четыре, а то и всего две утки с селезнем — наиболее приемлемое количество. Необходимо остановиться на специальном снаряжении для выза-ривания подсадных уток и для охоты с ними.

    Садок для переноски уток (рис. 5) должен быть легким и достаточно прочным. Размеры должны обеспечивать достаточно места для одной ими двух уток (в последнем случае его необходимо разделить перегородкой на две части) и хорошую вентиляцию. Садок должен иметь дверцу или крышку с надежным замком; необходим также ремень для носки через плечо или ручка для ноше-ния в руке. Для изготовления садков используют фанеру, тонкие доски, брезент, натянутый на проволочный каркас; лучше всего садки, плетеные из ивового прута или елового корня (последние особенно долговечны).

    От качества садка в значительной мере зависит работоспособность утки. В слишком тесном садке она мнет оперение, пачкает его испражнениями, не имея возможности повернуться и изменить положение, она засиживается и чувствует себя плохо. Если садок недостаточно проветривается, то во время переездов по железной дороге или при переходах в жаркие весенние дни утка задыхается, ее мучит жажда, она тяжело дышит. Выпущенная на воду, она не работает пока приходит в себя, оправляет оперение и разминается.

    Садок должен иметь достаточно большую и удобно расположенную дверцу. Это необходимо для того, чтобы было удобно сажать утку в садок и вынимать из него. В противном случае можно испортить ее оперение, в результате чего она начинает намокать на воде; кроме того, она обязательно станет бояться хозяина. Все это не способствует нормальной работе подсадной. На дно садка нужно постелить слой сена или соломы, чтобы подсадная не отсиживала себе лапы. Это особенно важно при переездах в машине по плохим дорогам.

    Рис. 6. Ногавки для подсадной утки: а — пришивные; б, в, г — съемные

    Для отдыха высаженной на воду подсадной необходим кружок из неколкого дерева диаметром 12 —15 и толщиной 1,5 см. В центре его просверливают отверстие для гвоздя, которым кружок прибивают к колышку. Кружок следует хорошо проолифить и покрасить в два слоя зеленой, серой или желтой масляной краской. На крае кружка не должно быть трещин пли других крупных зазоров, в которые может попасть и запутаться шнур; их нужно загладить и зашпаклевать. Очень удобно использовать продающиеся в магазинах деревянные или пенопластовые кружки для ловли щук; их только нужно перекрасить и деревянной втулкой забить слишком широкое центральное отверстие.

    Некоторые охотники используют кружок не только как место отдыха утки, но и для привязывания шнура. При этом кружок укрепляют на колышке так, чтобы он легко мог вращаться на гвозде. В край кружка вбивают проволочную петельку и к ней- привязывают шнур. Утка, плавая вокруг кружка, поворачивает его вслед за собой, поэтому шнур не наматывается на колышек. Однако часто разбухшая вершина колышка, принесенная водой ветка или трава затормаживают вращение кружка, утка путается. Кроме того, подвижно закрепленный кружок качается, принимает наклонное положение, и утке на нем сидеть неудобно. Если охотник живет в непосредственной близости к угодьям и выезжает на охоту прямо от дома на лодке, то можно брать с собой несколько кружков, укрепленных на заостренных металлических стержнях разной длины. Это позволяет устанавливать кружки на разной глубине и при твердом, еще не оттаявшем дне водоемов, что очень удобно.

    Рис. 7. Кружок, кольцо и шнур для высадки подсадной

    Если подсадную высаживают без колышка, то в качестве груза можно использовать подкову, половинку кирпича, легкий охотничий топорик, полукилограммовую гирьку; если же утку высаживают с колышком и кружком, то наиболее удобно привязывать шнур к специальному кольцу. Оно может быть сделано из сложенной в несколько слоев бересты или из ивового (черемухового) прута диаметром 7—8 мм. Такое кольцо должно быть по диаметру больше колышка примерно на 4 см, но обязательно меньше диаметра кружка. Плавая на поверхности воды пли под кружком, кольцо легко вращается на колышке и почти полностью предотвращает возможность запутывания шнура. Очень хорошо пользоваться пустотелыми пластмассовыми кольцами от детских игрушек, которые прочны, легки и хорошо держатся на воде; нужно только выбирать неяркие цвета или перекрашивать. Привязка утки к кольцу бесспорно самая удобная. При использовании для кольца бересты ее нужно предварительно проварить в воде, чтобы она стала эластичнее и прочнее; при использовании прута согнутое кольцо нужно высушить, проолифить и окрасить масляной краской. В сезон охоты необходимо постоянно следить, чтобы весь инвентарь находился в исправном состоянии. Шнур нужно просушивать после каждой охоты.

    В период весенней охоты окончательно выясняются ценность подсадных, их голос и манера его отдачи, особенности, поведение и общая добычливость. Утки знакомятся с различными видами водоплавающей дичи, привыкают к звукам выстрелов и виду битых селезней. Настает время подумать о получении от них утят, особенно от тех. которые работали хорошо. От них нужно обязательно полу чить потомство, хотя бы с целью сохранения и улучшения породы. Помимо этого, если подсадная (особенно молодая), работавшая первую весну, высидит и выведет утят, ее рабочие качества заметно улучшаются и на следующий год она работает лучше, чем утка, не давшая потомства.

    Рис. 8. Ящик-гнездо для подсадной

    Для получения потомства следует отобрать лучших подсадных, подобрать им селезня, обязательно не состоящего с ними ни в каких родственных отношениях и желательно «четырехзу-бого»; он должен быть от известных по рабочим качествам подсадных. Пустив его к уткам (не более чем к трем), нужно первое время следить, выполняет ли он свои супружеские обязанности.

    В сарае, где утки ночуют, нужно поставить несколько ящиков, набитых соломой или сеном, прорезав в одной из стенок у пола вход (рис. . Гнезда подсадные устраивают сами. Нельзя допускать, чтобы утки устраивали гнездо во дворе пли у водоема, в кустах и кочках (к чему у них имеется склонность), так как в этом случае возможна гибель кладки. Оставлять под одной уткой более двенадцати яиц не следует.

    Необходимо отметить нежелательность спаривания подсадных с селезнями дикой кряквы. Опыт показывает, что пойманные и выращенные дикие кряквы или метисы их с подсадными утками (в первом поколении) в большинстве случаев для охоты непригодны. Они дики, плохо привыкают к хозяину, неспокойно ведут себя на привязке, на охоте мало кричат; с точки зрения голосовых качеств ничем особенным также не отличаются.

    Выведение от диких крякв подсадных уток путем чистого разведения одомашненных экземпляров пли путем метизации их с домашними подсадными может быть оправдано только в трех случаях: если негде достать подсадных; если имеющиеся утки внешним видом сильно отличаются от диких и желательно путем скрещивания устранить эти различия; если нет возможности подобрать подсадным селезня неродственного по происхождению. Однако при современном состоянии охотничьего хозяйства все эти случаи очень редки. Значительно проще привезти из другого города хороших подсадных уток или селезня, чем минимум 2 года одомашнивать дикую крякву и приучать к себе и к охоте ее потомство.

    При охоте с подсадными и их содержании следует помнить всегда, что если сдружившиеся утки живут мирно, то по отношению к новым подсадным они бывают нетерпимы. Поэтому новую утку нельзя сразу сажать вместе со старыми (и особенно, если их несколько), так как они могут общипать ее до крови и даже лишить глаза; в результате она будет непригодна для охоты. Новую утку следует отсадить в отдельное помещение с одной из старых и лучше с той, с которой они будут вместе работать. Только после того как они привыкнут друг к другу, можно выпустить их вместе к остальным подсадным, но не в помещение, а во двор, где новая утка имеет возможность убегать от преследования и щипков. Нельзя также на охоте сажать подсадных в одно помещение с утками других охотников.

    Моя собака — ты черт и ангел, тебе я душу отдала С Уважением, Питомник борзых «Алмазы Востока»