Меню

Рыбак охотник всех морей

Кохимар — море и рыбаки, вдохновившие Хемингуэя

Творческим кредо Эрнеста Хемингуэя было точное воспроизведение фактов. Он не любил придумывать, считая, что книги должны передавать жизненный опыт. О своей повести «Старик и море» он писал:

Я старался создать реального старика, реального мальчика, реальное море, реальную рыбу и реальных акул. (Эрнест Хемингуэй, 1954 г.)

Повесть вышла в свет 1 сентября 1952 года. Ее напечатали одновременно в журнале Life и отдельным книжным изданием. За два дня было продано пять миллионов журнальных номеров. Пятьдесят тысяч книг раскупили тоже очень быстро. На обложке первого книжного издания была деревушка Кохимар. А Life сделал к выпуску отличную фотосъемку Кохимара и его жителей.

На следующем снимке Хемингуэй и его четвертая жена Мэри Уэлш в баре-ресторане » Ла Терраса де Кохимар» , где Хемингуэй был завсегдатаем. Они познакомились в 1944 году. Хемингуэй был женат, Мэри была замужем, что не помешало ему сделать ей предложение уже на следующий день:

Мэри, я совсем вас не знаю. Но хочу жениться на вас. Вы такая живая! Вы такая красивая. Как блесна. Я хочу жениться на вас прямо сейчас. А когда-нибудь и вы захотите выйти за меня замуж. Просто помните, что я на вас женюсь. Сегодня, или завтра, или через месяц, или через год.

Можно сказать, что прототипами «Старика и море» стали все жители Кохимара. Хемингуэй говорил, что мог бы написать роман в тысячу страниц, на которых нашлось бы место каждому из них. Помните начало повести?

Вот уже восемьдесят четыре дня он ходил в море и не поймал ни одной рыбы. Первые сорок дней с ним был мальчик. Но день за днем не приносил улова, и родители сказали мальчику, что старик теперь уже явно salao, то есть „самый что ни на есть невезучий“, и велели ходить в море на другой лодке, которая действительно привезла три хорошие рыбы в первую же неделю. («Старик и море», Э. Хемингуэй)

Мальчику тяжело было смотреть, как старик каждый день возвращается ни с чем, и он выходил на берег, чтобы помочь ему отнести домой снасти или багор, гарпун и обернутый вокруг мачты парус. Парус был весь в заплатах из мешковины и, свернутый, напоминал знамя наголову разбитого полка. («Старик и море», Э. Хемингуэй)

Старик научил мальчика рыбачить, и мальчик его любил. («Старик и море», Э. Хемингуэй)

Вполне вероятно, что мальчик с этих фотографий до сих пор жив. Рыбаки Кохимара до сих пор отличаются завидным долголетием.

Те, кому в этот день повезло, уже вернулись с лова, выпотрошили своих марлинов и, взвалив их поперек двух досок, взявшись по двое за каждый конец доски, перетащили рыбу на рыбный склад, откуда ее должны были отвезти в рефрижераторе на рынок в Гавану.

Рыбаки, которым попались акулы, сдали их на завод по разделке акул на другой стороне бухты. Там туши подвесили на блоках, вынули из них печенку, вырезали плавники, содрали кожу и нарезали мясо тонкими пластинками для засола. («Старик и море», Э. Хемингуэй)

— Конечно. Хочешь, я угощу тебя пивом на Террасе? А потом мы отнесем домой снасти.

— Ну что ж, — сказал старик. — Ежели рыбак подносит рыбаку… («Старик и море», Э. Хемингуэй)

Рыбакам постарше было грустно на него глядеть, однако они не показывали виду и вели вежливый разговор о течении, и о том, на какую глубину они забрасывали леску, и как держится погода, и что они видели в море. («Старик и море», Э. Хемингуэй)

И еще несколько снимком Кохимара 1952 года. Вездесущая Кока-кола.

Похоже, в хижине тогда жил не только старик Сантьяго.

Еще один снимок с Мэри Уэлш. Она была военным корреспондентом. Пишут, что Хемингуэй называл ее «моим карманным Рубенсом», обещая: «если похудеет, произведу ее в «карманного Тинторетто».

С Мэри на снимке Ансельмо Эрнандес, которого с легкой руки журналиста Оскара Пино Сантоса называли прототипом старика Сантьяго. Заметку о том, как Хемингуэй списал с него образ, напечатал кубинский еженедельный журнал «Картелес» в 1954 году, после того, как Хемингуэя объявили лауреатом Нобелевской премии. Называли прототипом и Грегорио Фуэнтеса. Он ходил в море вместе с Хемингуэем и был смотрителем его лодки «Пилар». Фуэнтес умер в 2002 году, в возрасте 104 лет. Этот снимок сделан в 1998-ом.

При взгляде на него вспоминается описание старика Сантьяго:

Старик был худ и изможден, затылок его прорезали глубокие морщины, а щеки были покрыты коричневыми пятнами неопасного кожного рака, который вызывают солнечные лучи, отраженные гладью тропического моря. Пятна спускались по щекам до самой шеи, на руках виднелись глубокие шрамы, прорезанные бечевой, когда он вытаскивал крупную рыбу. Однако свежих шрамов не было. Они были стары, как трещины в давно уже безводной пустыне.

Хемингуэй посвятил «Старика и море» своему литературному редактору Максу Перкинсу, который работал в издательстве Чарли Скрибнера, выпустившем первый тираж повести. О нем сняли фильм «Гений», в котором есть эпизод с посещением Хемингуэя .

На марлинов вроде того, которого тянул Сантьяго, можно поглядеть здесь. Еще по ссылке есть снимок Хемингуэя с предыдущей женой и детьми на фоне выловленных огромных рыбин. Пишут, что Хемингуэй часто отдавал свой улов рыбакам Кохимара. Хемингуэй был заядлым охотником и рыболовом, считая их настоящим и едва ли не главным мужским делом. Но, все-таки, для него самого и охота, и рыбалка были скорее спортом.

Не каждый рыбак − охотник, но каждый охотник − рыбак

В прошлом году мы еле дождались открытия сезона на фазана и сразу отправились с друзьями на охоту.

Дело было в середине октября. Наш состав − три охотника и один рыбак. Отправились мы к водоему, на место, где были недавно, три недели назад, и, на наше удивление, вода не то чтобы упала, а наоборот, поднялась.

Снастей особо с собой не брали, ведь главной нашей целью была охота, поэтому в машине лежали пара закидушек и спиннинг. Это на случай, если не найдем фазана. Но обычно на открытии о таком даже думать не приходится.

Погода стояла довольно теплая, 8-9° С, можно было спать в палатках, хотя к ночи похолодало. Но даже при пяти градусах ниже нуля было не холодно.

Пока наш рыбак готовился к рыбалке (он-то, как никто, взял с собой лодку, снасти, прикорм, котелок), мы пошли за фазанами, заказав ему поймать судака.

На фазана я беру с собой такие патроны: четверку бесконтейнерную, самокрут. Места у нас уже проверенные, поэтому остается только прислушаться к крику фазана и стрелять.

Отправились охотиться мы уже после обеда, а в октябре темнеет рано, поэтому я успел подстрелить одного, но зачетного петуха. Вернулся к товарищам не с пустыми руками.

Улов рыбака не особо радовал. В котелке плавала парочка небольших сазанчиков. После наступления темноты попался небольшой сомик. Уже неплохо. На нашу небольшую компанию такого улова вполне достаточно для ухи.

Поужинав, мы легли спать, а проснувшись и выпив теплого чая, опять отправились за фазаном. Ведь ехать домой, подстрелив только одного фазана на открытии, как-то неприлично.

В семь утра довольно прохладно, даже немного приморозило. Это тоже сказывается на местах дислокации фазана. Он рассредоточился и может находиться где угодно: в поле, в зарослях, возле речки. Хотя после дождя он обычно прячется и не выходит к водоему, чтобы не рисковать.

На охоте без собаки приходится бегать за каждым подбитым фазаном, чтобы не потерять его в кустах. В поле попался только один фазан, поэтому вернулись к реке в надежде встретить еще нескольких.

Возле реки вылетела курица. Подстрелив, ее пришлось поискать. Окрас курицы не такой яркий, как у петуха, поэтому поиск тушки занял больше времени.

Я, конечно, стараюсь не стрелять куриц, ведь от них зависит охота в следующем году, но когда вылетает из кустов фазан, не всегда успеваешь рассмотреть окрас, да и у нас в стране по закону куриц стрелять не запрещено. А для того, чтобы не уменьшалась популяция фазанов, нужно брать написанную в лицензии норму, а не больше, как все обычно делают.

Читайте также:  Зелье ночного охотника как получить

На прогулку мы потратили три с половиной часа, за это время подбили фазана и курицу. Позавтракав, отправились еще раз. Погода радовала, оставалось только наслаждаться процессом, пока есть возможность.

В общем, за проведенные на природе выходные нам удалось хорошо поохотиться, а рыбак поймал и на засолку, и на жареху. Пусть всем понемногу, но есть. Ведь у нас в компании так принято, что вся добыча делится поровну. Кто-то ловит, а кто-то стреляет.

Рыбак охотник всех морей

Как всегда, хочется начать обещанное повествование с самого начала, как было, шаг за шагом, но что то внутреннее мешает, взывая к подведению конечных итогов. Вроде бы все закончилось, вернулись домой, думал, что все устаканится, войду в ритм Москвы, однако нет — встречаемся в ресторане через неделю все вместе всей группой, а у каждого участника в глазах все тот же драйв — ощущение происшедшего как час назад.

Сказать, что все было здорово, это не сказать ничего: не смотря на мною безвозвратно потерянный карабин, на забеги по воде коллег от нападавшего медведя, на срывающий палатки ураган с Хабаровского края, на суточный проливной дождь, на дикий смех под столом едва не переходящим в непроизвольное мочеиспускание, да не смотря на многое что другое — это было по настоящему здорово и превзошло все мои смелые ожидания.

Как всегда, непосредственно перед выездом, появилась 1000 и 1 причина остаться, и даже уже в аэропорту, узнав, что вылет переносится с шести на пол двенадцатого ночи, меня начали посещать мысли о логистике возврата оружия из оружейной комнаты в случае отказа от полета. Принимая во внимание количество уже выпитого горячительного, я, во избежание потенциальных проблем, оставил эти неспокойные мысли.
Ах да, опять совсем чуть не забыл — несколько слов оды нашему Аэрофлоту, — опять вымогательство за якобы лишнее место, за вопросы хранения и транспортировки патронов, — опять дичайший непрофессионализм. Опять чувствую себя оправдывающимся, не хочется спорить, не хочется вызывать старшего и тыкать пальцем в условия перевозки оружия, а пришлось, пришлось. Еще раз: летайте Домодедово, Господа или Внуково — тоже ничего.

Опять же был приятно удивлен количеством собратьев по диагнозу в аэропорту, складывалось впечатление, что вместо группы на Камчатку из шести человек, летели все пятьдесят. Все с тубусами с удочками, корфами с оружием. Прямо подготовка к театру из военных действий — даже очередь образовалась на проверку документов на оружие на первом проверочном транспортере. Нас много, а сотрудник в погонах один.
Как я уже сказал, рейс задержали на 6 часов, извинились, выдали талоны на питание на 400 рублей, я присел в уголок в ресторанчике, рядом с розеткой и не без удовольствия посмотрел пару тройку пол года назад закачанных фильмов. Объявляют посадку на рейс, дождь, взлет, хорошее питание, опять кино, но уже в подголовнике впереди стоящего кресла, тщетные попытки правильно скоординироваться и уснуть, но слава Богу объявляют посадку и через 30 минут вступаем на ту самую землю, о которой так проникновенно пел Виктор Робертович.

Погода хорошая, встречаемся все вместе при выходе из Аэропорта, знакомимся друг с другом, с Сергеем Тютчевым (аутфиттером), запасаемся разнооктановым горючим красного и белого розлива и в путь, на базу. Дорога в 300 км пролетела довольно быстро за разговорами, дегустацией местного пива, придорожных (проверенных) пирожков, сразу нашли общих знакомых, делимся опытом.

Уже ближе к ночи, приехали в гостиницу с романтическим названием КУПИДОН. Ночевали две ночи — по приезду, и, соответственно, перед отъездом. Сразу даю установку — никогда не поселяйтесь в гостинице КУПИДОН, что в пос. Мильково.

На первый взгляд все благоустроено — на первом этаже столовая, позже оказавшаяся выполняющей роль танцпола. На втором — два трехместных номера. Все вроде чинно. Первые признаки «необычности» проявились сразу же, как мы все вместе сели ужинать, — за соседним столом начала отдыхать пьяная местная молодежь — со всеми вытекающими — мат, ор, повышенные тона, музыка, барабанющая по перепонкам, как за столом, так и уже на кровати, под подушкой в номере, на втором этаже. Понятно, что нужно всегда делать поправку на то, что это не Ritz-Carlton и от местного колорита никуда не денешься. Дальше больше: перед отъездом — опять сидим, ужинаем и снова рядом, за соседним столиком, уже другая, гуляющая компания из двух женщин и трех практически беззубых мужчин, обсуждающих проблему гидролиза химоружия в Сирии и видим, как от сей честной компании отделяется и приближается к нам нетвердой походкой женщина за тридцать. вернее к Павлику (нахлыстовику). Мы замерли. Она подходит к нему, (я сижу по правую руку от Павла), прижимается, и как бы кладет свою большую грудь (вернее одну из них) к нему на плечо и просит его пригласить ее на танец. Мне резко бьет в нос запах исходящего от нее амбре. Павлик отказывается, она не отступает — «Ну, давай, потанцуем! Чего Ты?.» Он пытается улыбнуться, говорит, что устал, что неудобно, неловко, что ее ожидают джентельмены с соседнего столика. НЕ помогает. Она даже приобнимает его. )) Пауза длится минут 5ть уже. И тут возникает ответ, которого никто не ожидал: «Я бы с удовольствием потанцевал с Вами, девушка, если бы я не был босиком». Все мы, включая даму опускаем голову под стол и видим, что Паша сидит в одних носках. Сие несоответствие красивого молодого парня и носков заставило поспешно барышню ретироваться в глубокой задумчивости. Мы все облегченно вздохнули, тк уже мысленно представили себе, после завершения вальса, ее ухажера, требующего немедленной сатисфакции от произошедшего. Его благородные перстни синего цвета на пальцах, отсутствие зубов и высокий уровень владения языком, именующимся феней, подсказывали нам, что дипломатического решения проблемы химоружия в Сирии может и не случиться. Допив чай мы быстро ретировались в покои, хотя таковыми назвать их нельзя было: децибелы проникали сквозь пол, двери, подушки и даже беруши. Но это еще не все. (Пишу и думаю, как бы не быть замеченным в антисемитизме). Сразу извиняюсь — исключительно для визуально восприятия https://www.youtube.com/watch?v=2ELkUA3exXA представьте себе пожилую ветхозаветную семейную пару, «держащую» этот отель, уже ссутулившиеся, кряхтящие, еле передвигающиеся старички, постоянно о всем ворчащие и неусыпно за всем наблюдающие. Так вот, после первого дня проживания в гостинице Купидон, нам, вернее Сергею аутфиттеру, был выставлен счет за две сломанные гардины в двух номерах, ремонт которых потребовал вызова специалиста с соседней улицы. Мы их не ломали! Более того, была высказана претензия, почему мы не убираем за собой кровати и почему вечером, в ванную комнату сходили только два человека, а не три.» . Один лег ГРЯЗНЫМ и испачкал своим немытым телом чистое постельное белье»! Мы все выпали в осадок! Как они это узнали? Ответ позже подсказал Борис, который, случайно зайдя в комнату представителей Богоизбранного народа, увидел монитор с множеством картинок помещений гостиницы, включая номера. Вот тебе и тайна частной жизни. Статья как никак. Вроде Камчатка, — так далеко, а нет, господа, нигде не расслабляемся. Поэтому, если будете в МИльково, остерегайтесь гостиницу Купидон. Все, хватит о плохом.

Утро. Все бодры и веселы. Загружаемся в машину, едем к егерю, — я же специально для сплава по Камчатке приобрел Merkel BIII 12×76, 308 Win, Люп Ви Икс 6 1-6х24 с подстветкой, подобрал патрон, пристрелял на совесть оболочкой Lapua и полуоболочкой RWS. Иными словами купил себе то, к чему пришел долгими поисками и размышлениями. Просто песня, так и не терпится обновить. Спасибо Сергею — заранее договорился с егерем о приобретении путевки. Все на мази. Егерь оказался женщиной. Женщина — охотник. Только зовут не Диана)) Большая, здоровая женщина — русская баба в классическом понимании этого слова (я про коня и горящую печь . ) Первое, что я представил — это себя, в роли пойманного браконьера, которого она несла подмышкой в местное отделение милиции. Впрочем, как показала история, часть моего вымысла позже оказалась правдой, а именно — поход в местное отделение милиции.

Читайте также:  Откроют или нет весеннюю охоту 2020

Вот мы на месте, собираемся загружаться, аутфиттер нас спрашивает, есть ли опыт сплава по большим рекам. Все, включая меня, радостно, как детки в детском саду отвечаем — ДАААААА.

«Да, а $ули там такого особенного, хватит бубнить о технике безопасности — давай, отчаливай!» Уже сейчас, читая эти строки я опять мысленно возвращаюсь к многочисленным трудам Михаила Кречмара, о том, что все уже написано, пройдено, разжевано и прожито на собственной шкуре — как сплавляться, к чему быть готовым, на что обратить внимание, что привязать, что одеть и тд и тп. Материальная часть. О, опыт, сын ошибок трудных. .

И вот, как десант, загружаемся в лодки, на весла, и, вооружившись блеснами, мухами, воблерами и прочими причудами, мы на полном ходу врезаемся в течение реки и нас несет вперед к долгожданному и неизведанному. Для того, чтобы замедлить движение лодки относительно течения реки и строго сориентировать положение лодки, к последней привязывалась веревка с куском тяжелой цепи на конце. Получается, что звенья тащатся по дну, те самым замедляя движение лодки . Боюсь соврать, но самый первый мой заброс принес мне гольца, маленького, зато настоящего, камчатского. Вода прозрачная, чистая, холодная, на дне видно все. Счет по крупной рыбе открыл Иван — это добавило драйва, все боялись обычной истории из цикла клевало вчера и завтра. Рыба клевала, срывалась с крючка, преследовала блесну и это было главное. Единственное опасение вызывало разочарование Павла — нахлыстовика, с лодки никак не побросаешь, а часто выходить на берег , на косу как то не с руки — все плывут же — вдруг не догонит .

Каждый раз, когда выходишь на берег — испытываешь легкое чувств стрема — все в следах медведей. Первый раз вышел с лодки на косу — увидел обглоданный скелет, большие следы медведей, куски недоеденной тухлой рыбы и опять же, услышал недовольное тявканье за кустами. Расчехлился, зарядил пулями и немного успокоился. Все таки было стремно стоять на берегу, бросать блесну и ждать, как кто то подойдет сзади и положит лапу на плечо — прям как в анекдоте, я понимаю, Василич, что это ты, но остановиться $рать не могу.

Итак, спускаемся по течению, изучаем тактику лова, меняем блесны, воблера, общаемся друг с другом, дышим воздухом, наслаждаемся теплым сентябрьским солнцем. И тут, при очередном забросе — зацеп — тянется, подтягиваю лодку — не вижу ничего и вдруг лодка резко тормозит (первый звоночек), веревка натягивается, вода начинает огибать борта пузырями, стремно, пытаюсь достать веревку, а вытаскиваю сеть. Ага, не пустая, 8 — 10 рыбин есть. Распутываю сеть от куска цепи. Борис запечатлел часть этого процесса.

В качестве компенсации за причиненный моральный ущерб — забираю себе в садок 2 далеко не самые крупные рыбины и отправляюсь дальше. Река становится уже, течение усиливается, все больше попадается коряг, лодка опять стопорится в середине реки из за подводной коряги (второй звоночек) и, финал моего легкомыслия: прозевал руление, тк увидел перспективное место, бросил блесну и . о Боже первый раз в жизни хариус!! Хариус !! Хариус. Я поймал Хариуса ( в интонации: » От, От она рыба моей мечты, ребята это Язь, это ЯЗЬЬЬЬЬ https://www.youtube.com/watch?v=TY1ymotP0P0″ , попадаю на сильное течение, вижу пригнувшуюся березу, решаю проплыть под ней, прохожу и . резко торможу. В голове: НЕ ПОНЯЛ. Течение сильное, менее загруженный нос лодки начинает подниматься вверх, а я, на другом конце, медленно уходить под воду. Все снаряжение, герммешок, куртка как конфетти летит сверху вниз на меня, затем в воду. Лодка полностью погружается в воду, дергается и начинает оооочень меленно плыть дальше. Мысли в голове — Почему я не в воде, а в лодке? Почему я не промок? — а, точно вейдерсы! А где двойник. — начинаю лихорадочно шарить по дну лодки, полной воды, руками в поисках ружья. Его нет. В лодке вообще ничего не осталось кроме меня и спиннинга. Здорово. Впереди по течению вижу герммешок, куртку и еще кое какое барахло. Пытаюсь догнать. Лодка не рулится, тк полностью в воде, сбиваю лодкой по ходу все сучки, отчаянно и титанически гребу веслами. Метров через 300 на адреналине, кое как догнал все, поместил в свою плавающую ванну и причалил к берегу. Пытаюсь вытащить на берег — невозможно — очень тяжелая. Пытаюсь освободить ее от воды и поднять — тоже нет сил. Сажусь на борт и начинаю интенсивно раскачивать — вода потихоньку уходит, кое как приподнял и вылил остатки содержимого, только после этого затащил на берег — не хватало, чтобы еще и лодку унесло. Вот и стану местным Робинзоном. Надо осмотреться. Догадайтесь, что я первым образом увидел, когда вылез на берег? — Правильно, следы медведя, только очень большого. Подумалось: Карабин просрал, а самого медведи сожрали. Чудно съездил на Камчатку. $ули делать, надо идти обозначать место утери. Забил точку по координатам GPS и сфотографировал один из отпечатков.

Беру нож (ага, против медведя), хотя, с другой стороны, не спиннинг же брать — по щекам медведя хлестать, призывая к благоразумию!? Иду по берегу, высматривая место, где все произошло. Дороги нет, только медвежьи тропы, да свежий помет. Здорово. Прибыв на место Ч и осмотрев все трезвым взглядом я понял что достать ружье мне не судьба. Метров 5 от берега, сильное течение, коряги, завалы и наносы. Всё, как у Хемингуэя, — Прощай, оружие! На память вырезаю на близлежащем дереве букву М, то ли инициал моего имени, то ли первую букву слова Чудак через букву М и уже без прежнего энтузиазма пробираюсь обратно. Подхожу к лодке и начинаю исследовать то, что осталось. По итогам расследования понимаю, что все цело, практически все на месте — за исключением только одной маленькой детали — третьего Меркеля. А так все зае$ись. И это в первый день сплава. Здорово. В голове рой мыслей — а может все таки доставать ружье или нет? Где? Как? Когда? Что скажут в моем ЛРО? — медаль дадут за отвагу, наверное. Темнело, руки мокрые по плечи, холодно, течение сильное — плывешь, вроде видишь хорошее место, бросаешь блесну, но не доводишь до конца — бросает на коряги, пытаешься успеть и тут и там, итог всем известен априори. Безусловно, было уже не до рыбалки, усталость. Похожими наблюдениями делится, уже позже, Петрович — тоже несколько раз бросало на коряги — не успевали вырулить и кое как вырывались из плена, боясь пропороть лодку.

Вот, наконец, лагерь -твердая земля под ногами, заблаговременно расставленные палатки, пылающий костер, изобилующий яствами стол, стулья , чайник и . меня отпускает. Становится так хорошо и равнодушно ко всему только что произошедшему, просто этого не было, как в детской сказке — «Будур, это сон, это сон». Конечно, Тютчев расстраивается об утере ружья и, как мне показалось, даже в большей степени, чем я. Сразу вспомнился Збруев. Меркель то немецкий был, с оптикой? Ну и $ер с ним, с меркелем! https://www.youtube.com/watch?v=r3I-rH1F8Jg .

Всё, садимся ужинать. Горячее, холодное, вино, беленькая, так хорошо и уютно. Для помпезности не хватает только свечей и услужливых официантов. Все делятся впечатлениями. Палатка. Глубокий сон, просыпаюсь в 4 утра и не могу заснуть (как и во все другие последующие дни), ворочаюсь, и так до подъема.
Утро. Туман. Холодно. Уже готовится завтрак. С надеждой на лучшее эпизодически проглядывает солнышко. Повар Людмила опять радует разнообразием и неповторимостью кухни. Так все хорошо, что не хочется вставать из за стола — сидим, выпиваем, разговариваем. Хочется остаться и уже никуда не спешить, однако, как у Высоцкого — отставить разговоры, вперед и вверх а там .. Каждому участнику перед отплытием Людмилой был выдан сухой паек в виде пластикового контейнера со всяческими яствами. Термоса и коньяк были у каждого свои.

Читайте также:  Что делать с кошкой если у нее половая охота

Второй день сплава оказался самым драйверским в плане рыбалки. Сказать, что клевало — это не сказать ничего. Клевало как из пулемета. Практически каждый третий заброс откликался ударом на блесну. То маленькая, то большая, то рвет на глубину, то делает свечки. Холод не холод, июнь не июнь, плюнь не плюнь — клюет. Радости полные штаны. Ловим — отпускаем. Хариус, мякижа, кумжа, хериус — от названий голова кругом. Время идет, течение несет, вечереет, чувства притупляются, нервы успокаиваются, уже немного неадекватное восприятие окружающего, усталость. Опять лагерь — опять широкий строй палаток. Только часовых не хватает. Все рыболовы выкладывают свой улов на берег и не без здорового хвастовства показывают свои трофеи.

А на ужин — жареная картошка, блины, красная икра, рыба, салаты — ешь, пей — не хочу, полное ощущение масленицы , только снега нет. Последний практически незамедлительно дал о себе знать — сначала подуло, потом заморосило, и, наконец, полило — дождь со снегом. Лежишь в палатке, вроде уютно, пытаешься заснуть. Не получается. Ветер такой силы, что вот-вот, чуть-чуть и ты полетишь как Элли к Волшебнику Изумрудного города. Лежишь и думаешь — бедные альпинисты, лезут непонятно куда, ночуют непонятно где. И ветер треплет их и метели. Хотя, чуть чуть погодя, услышав непонятное сопение около палаток, а затем щелканье затвора 31 Гейма Сергея в соседней палатке, я быстро поменял свое мнение о «несчастности» альпинистов и стал соображать, какую из палаток выберет медведка в качестве завтрака туриста. Моя была не крайней, ага, это скорее всего Борис, — на вторую крайнюю палатку — шатер из 4 человек, медведка не решится напасть. Мысленно пожелав Борисику сил в борьбе с мишуткой и положив под правую руку нож (если чё), я медленно падаю в объятия морфия.

Утро. Опять дождь. Не хочется выходить из теплого плена, но завтрак уже готов. Снова буйство плоти. Бренное, самбулическое шатание по лагерю во время завтрака, продолжавшегося так с часик — два. Отхожу двадцать шагов от обеденного стола, бросаю блесну, сразу поклевка и на берегу трепещется голец. Отпускаю. Второй раз бросаю — опять поймал, третий — зацеп. Ничего страшного, подустал я че то рыбу ловить уже — пойду покушаю чего нито. Все так хорошо уютно и прекрасно, что не смотря на дождь, решаем остаться в лагере еще на сутки, никуда не плыть и рыбалить поблизости. Кого то Сережа outfitter развозит на моторе по «номерам», а кто сам разбредается по речке в поисках лучшей рыбачьей доли. Погода не айс — , все так же пасмурно, дождливо, но, что странно — клюет! Спускаемся на лодке вниз по косе — ловим хороших хариусов, поднимается на моторе опять вверх, опять спускаемся и в том же месте ловим. И так несколько раз. Вымокли полностью, мембраны, фиганы — все равно сырость так или иначе.

Опять лагерь . Сушимся. Вернее греемся, сушиться не получается — дождь. Ужинаем под навесом палатки шатра. Ветер заметно усиливается, опять сон в палатке с ощущениями подвешенного к скале скалолаза, которого вот-вот и сдует в пропасть. Ночью дождь перестал, зато пошел ураганный ветер — тамбур шатра со всем содержимым под утро раскидало по соседним деревьям.

А за завтраком — моя и Бориса палатка полетели как воздушные шары, то падая, то поднимаясь вновь под порывами ветра. Завтракаем кашей, по несколько порций, кто с пивом, кто с водкой, вином, чаем. Очень вкусная, тк реально уже устали от разнообразия кухни. Сушимся. Ветер такой силы, что сдувает со стола кружки, ложки, чашки, бутылки.

Ощущение просто непередаваемое — светит яркое осеннее солнце, листопад, дует свежий, очень сильный и практически живой ветер, ты чувствуешь, как твои легкие наполнены свободой, еще чуть-чуть и ты полетишь. Были бы крылья, ей Богу, — улетел. Невозможно описать. Вот оно — равновесие и единение с матушкой природой и непредсказуемой погодой — дождь, ветер, жара, духота, тишина — все в одном флаконе.

Ребята бросают блесну с берега, а ее ветром относит опять на берег, но намного дальше того места где они стоят. Листья укладывают реку плотным ковром. Садимся «по машинам» и продолжаем сплав. Еще раз — очень много листьев деревьев — вода очень мутная и клев практически обрезало. Река становится шире и спокойнее. Все расползаются на лодках вниз и вверх по течению, эпизодически сталкиваясь друг с другом. Стоим на берегу с Петровичем и Александром , отдыхаем, наслаждаемся осенью, кушаем родимую и вдруг видим явную академическую греблю на резиновых лодках в исполнении Игоря и Павла. Кричим:
— Куда спешите?
— На нас медведь напал!
— Да ладно?! Мы переглянулись с Петровичем. Да, медведей за путешествие мы видели много, но чтобы вот так сразу и напал.
— Мы все мокрые и замерзли — дуем в лагерь! — прокричали они и скрылись на поворотом на пятой передаче. Мы опять пожали плечами. По прибытии в лагерь господа поведали вышеотмеченное приключение: высадились они на небольшом островке посреди реки порыбачить и не заметили недалеко мирно пасущегося медведя, вернее это он их не заметил, а он начали сразу фотографировать его. После 3 — 4 снимков ребята решили обратить на себя внимание и что то громко крикнули в сторону мишуты. Ответ не заставил себя долго ждать — медведь на всех парах рванул к ним, приятельски приобнять, наверное. Не ожидав такого развития событий, Игорь и Павлик, бросив орудия труда, дали деру по берегу, вверх на близлежащие корчи, с которых успешно прыгнули в воду с восьмибальными оценками. В сентябре. В одежде. Холодно. А дальше что? Медведь отрезал путь отступления к лодкам, посмотрел на две торчащие из воды головы и ушел восвояси. Те сразу на берег сливать воду из вейдерсов и на галеры — ставить скоростные рекорды. Фотографии того самого медведя и лицо Павла в моей сухой куртке, еще не пришедшего в себя:

Лагерь, ужин — свежеприготовленные котлеты и филе, палатка, сон, снова хождение медведки вокруг да около.

Утром — опять Кречмар — вспомнил как он описывал подъем воды после продолжительного дождя на несколько метров за ночь. В нашем случае не так катастрофично, но тренд на лицо — подтопило сумки, снасти и часть багажа, Николай, сопровождающий, (спал на берегу на перевернутой вверх дном лодке) описал: просыпаюсь, встаю, опускаю ноги в обувь, а они практически по колено в воде. Сразу для себя сделал вывод: надо на досуге еще раз прочитать все творения KIOWАы — суровая правда экспедиционной жизни.
Это была последняя стоянка в лагере, далее сплав до точки высадки, высадка, ночевка, местное отделение милиции — писал заявление и объяснительную, что утопил ружье при доборе подранка (тк охота с плавсредств и тд запрещена)(и еще раз спасибо Сергею за соучастие), купание в термальных источниках, ночевка в домике, снова купание, морская рыбалка.

Все это заслуживает отдельного повествования, на описание которого уже нет сил, может кто из коллег подсобит.

Отдельные слова благодарности Сергею Тютчеву (ЭВЕНТУС) за профессионализм, подготовку, терпение и внимательное отношение к каждому участнику экспедиции. Всегда давал советы, отвечал на вопросы, какими глупыми они не казались бы и всегда поддерживал. Я бы так не смог. В моей практике это первый случай, когда объективно придраться не к чему.

Все просто супер — Сергея можно смело рекомендовать близким и знакомым людям на 100%. Очень хотелось бы, чтобы уровень подобной практики стал стандартом для данной отрасли туризма/охоты. Очень надеюсь, что следующей осенью мы обязательно все вместе соберемся на аццкого таймена и на горную охоту.

Все было очень динамично и здорово. Честно.