Меню

Спиннинг palms jetta jts862mhxf

Блоги

Блоги нашего сообщества

Можно было бы назвать это повествование и по сложившейся в блоге традиции: «Места рыбалки. Озеро Пионерское» , но дело в том, что о рыбалках на этом озере будет наверное другой рассказ, а именно этот посвящается поездке, которая до сих пор вспоминается, как нелепая, но зато очень четко рисующая мой с друзьями молодой рыбацкий задор. И то, как мы относились к рыбалке, когда нам не было еще и 20 лет.

Одной из рыб, которая очень долго оставалась желанным, но недостижимым трофеем, был налим.

Вроде в теории все было просто. И процесс примитивный, и снасти не сложные, и сама рыба в наживке крайне неприхотливая. А вот поди ж ты, читанная-перечитанная теория никак не сходилась с практикой.

Правда зимняя рыбалка у меня догоняла летнюю лет шесть. То есть, если летним самостоятельным рыбаком я стал еще в школе, то на зимнюю сам начал ездить только через год после ее окончания. Причин было несколько, и первая конечно — экипировка. И ее основная зимняя часть — обувь.

Если сейчас все зависит только от экономического могущества, и ориентируясь только на свои финансовые возможности, выбираешь купить ли в интернет магазине какую-нибудь простенькую модель за минимальную цену, или можешь себе позволить поехать в какой-нибудь фирменный центр, и приобрести дорогие навороченные супер-мега -самоходы из натур-синтет-нано материалов, которые мало того, что обогреют, будут сами бегать по льду аки по асфальту, окажут благотворное влияние на микрофлору ног и кишечника, но еще и немного будут помогать при поиске, подсечке и вываживании рыбы. Тогда же зимней проверенной обувью были валенки. Но это в теории. А на практике, их и так купить было сложно, а на мой 47+ размер с «высоким подъемом» и вовсе было не найти.

Но так или иначе, благодаря деревенской родне , какие-то умельцы на селе сваляли мне чуть ли не в ручную суперваленки, которые и позволили мне рыбалку зимой сделать такой же доступной и комфортной, как летняя.

И уже ловилась зимой плотва, не давал покоя и вызывал недоумение вездесущий ерш, и тынцали первые окуни. А вот мечталось поймать налима.

И как-то в январе начала восьмидесятых мы традиционной нашей компанией бывших одноклассников я, Леха и Вадик отправились за первым нашим налимом с ночевкой.

Местом нашей экспериментальной рыбалки мы выбрали один из заливов озера Пионерское. Время становления наших рыболовных знаний и умений вообще отличалось такими безбашенными экспериментами. Брался какой-то водоем на карте, и мы туда ехали в расчете на абсолютно любую рыбу. Так получилось видимо потому, что передать нам рыболовный опыт по разным причинам предыдущее поколение наших семей не смогло. Вадик и я росли без отцов в принципе, правда мой отец несколькими совместными поездками сумел привить мне желание стать рыбаком, но не более. А Леха хоть и рос в полной семье, но его отец служил на севере, и виделись они с ним только в периоды каникул да его отпусков. Вот и выросли мы вполне сложившимися рыбаками, но опыта загородных поездок набирались самостоятельно.

Напомню, что был январь. Тогдашние январи не чета нынешним, когда бывает гадаешь до середины месяца, когда ж кончится этот зимний сезон дождей, и встанет ли лед хотя бы к концу месяца. Крещенские морозы были именно морозами, а уж в этот год зима выдалась еще и на редкость снежной.

Ну и еще напомню, что никаких «гисметео» «РП5» «яндекс погод» не было даже в зачатке. Единственным источником прогнозов были радионовости да концовка ежедневной программы «Время», которую даже в шутку называли «и это всё о нём, и немного о погоде».

Читайте также:  Ремонт поплавка фекального насоса

Но и без прогнозов, даже в Питере стоял мороз около минус двадцати, и мы почему то были уверены, что именно такая погода благоприятна, как никакая другая, для клева налима.

Платформа Рябово встретила нас дымком станционного здания, запахом топящихся сельских бань и тишиной. Утренний дизель, хоть и стартовал из Зеленогорска в 7-30, но шел в то время до этой станции почти три часа. Дорога не обновлялась чуть ли не со времен ее постройки финнами, и на некоторых участках дизелёк шел со скоростью пешехода. Кстати, помните, как выглядел «тот» дизель?

Пока искал фото для блога, обнаружил, что это оказывается был дизель венгерского производства. Поэтому внутри даже туалеты были в первом и последнем вагонах, чего в наших электричках не было чуть ли не до появления «ласточек». Зато сиденья были не симметричные. По одной стороне — широкие, на троих пассажиров, по другому борту — короткие, на двоих.

Надо сказать, что на тот момент у нас опыта рыбалок с ночевкой не было. Но мы читали, что ночью зимой нужна палатка. И греться в ней лучше примусом. Газовых горелок тогда по-моему или не было совсем, или они были в дефиците. А вот бензиновый примус «Шмель», я помнится выиграл на каком-то из туристических слетов. Для тех, кто не в курсе, выглядело это чудо техники примерно вот так :

Кроме примуса , донок на налима и удочек для ловли живца, были взяты палатка, шахматы, топор, котелки для готовки, фонари в изобилии, рыболовные ящики, один на всю компанию ледобур и санки .

Санки тоже отнюдь не привычное по нынешним временам пластиковое корыто, а обычные метало-деревянные детские санки.

Ну и , понятно , поесть-попить. Причем попить в самом обычном варианте — несколько термосов (стеклянных, не металлических) и пачку заварки, потому что пили мы тогда в основном чай. Воды питьевой, естественно никакой не брали , считая тогда, что пить воду можно из любого озера, особенно , если ее прокипятить.

Короче вещей было достаточно много, а снега на озере оказалось почти на всю высоту валенок, и санки вместо того, что бы нас выручать и облегчать дорогу, превратились в обузу, потому что застревали в таком снегу. Да и под снегом оказалась вода, выдавливаемая всей массой навалившегося на лед снега. Прогулка в несколько километров превратилась в тяжелое испытание. Как герои Джека Лондона мы по очереди били тропу. И в результате, когда пришли в намеченную точку уже устали, и были в большом сомнении, что выбрали удачное время для поездки.

Первой задачей было наловить живцов. Просверлили несколько лунок, но живец клевать не желал совершенно. За весь световой день удалось поймать три или четыре наноерша, но мы во что бы то ни стало хотели выставить донки. И ершей поставили живцами, хоть они были меньше крючков, а на оставшиеся донки, с трудом , замерзшими пальцами, насаживали пучки червя, червь правда уже тоже был на грани замерзания. Морозец то завернул далеко за двадцать. Короткий январский день закончился очень быстро. Последние донки ставили в темноте с фонариками.

Наконец , замерзшие , но еще полные надежд, пошли на берег с намерением развести костер, поставить палатку, ну и как-то организовать ночлег и досуг.

На берегу снега оказалось еще больше, чем на льду. Зато дров почти не оказалось. Озеро довольно посещаемое летом туристами и рыбаками, и по берегам сушняка почти нет, а бродить по лесу в его поисках было практически невозможно.

Читайте также:  Как отгрузить двойной зимний поплавок

Кое-как собрали каких-то веток, разжечь которые пытались и оргстеклом- универсальной растопкой того времени, и бензином. Но стекло прогорало, бензин и вовсе вспыхивал мгновенно, не давая промерзшим и сырым дровам разгореться.

К тому же, как только и если ветки загорались, тут же снег под ними подтаивал и зачаток костра проваливался вниз, хоть мы и утаптывали площадку под костер, но все было напрасно.

Мороз крепчал, а мы все еще были натощак. Решили ставить палатку и готовить на примусе. Не зря ж его тащили.

Палатка конечно не современная зимняя для рыбалки, а старенькая двухместная брезентовая. Ставили прямо на снег, потому что понять, что под ним, было совершенно невозможно.

Примус развели не без приключений, но все же через какое-то время он заработал. Встал вопрос набрать воды.Решили растопить снег. С той поры я знаю, что снег , как источник питьевой воды очень трудозатратен. Пять или шесть раз мы забивали котелок до краев снегом, и все равно для готовки хотя бы супа его явно было мало.

Пока варили снег, попили чаю с бутербродами. Потеплело. Просверлили лунку у берега, попали в песок, затупили и без того не очень острые ножи у ледобура. Вторую подальше прокручивали, как нефтяную скважину, меняясь поочередно, потому что ножики лед гладили и побеждали трением, но не сверлили.

Наконец набрали воды, сварили горячий суп.

Небо усыпанное звездами, совершенно гоголевская Луна, и не хватало только черта, что б он забрал ее в мешок. Донки проверять идти не хотелось. Хотелось согреться и поспать. А мороз явно сильно перевалил за обещанную двадцатку. Руки мерзли даже в меховых рукавицах, а промокшие валенки покрывались ледяной коркой.

Опять же в теории мы знали, что ночевать в палатке с примусом можно и там будет почти плюсовая температура. Ага. В теории. Потом уже, съездив на несколько ночных рыбалок, я вычислил, что примуса в палатке вполне достаточно, если на улице минус пять, ну как максимум, десять градусов мороза. Здесь примус просто нагревал воздух чуть-чуть, но в палатке сохранялась стабильная минусовая температура.

Чуть теплее становилось, если на примус поставить котелок с водой, и когда он кипел, то в палатке становилось терпимо. Настолько , что Вадик и Леха даже пытались спать. Естественно спальников не было, хорошо была пенка во все дно палатки. А так спали одетыми. Да какое спали. Во первых, все равно было холодно и неудобно. Во-вторых, все же в двухместной палатке втроем, с бензиновым примусом и кипящим котелком воды очень запросто можно было либо обжечься, либо устроить минипожар.

К пяти утра мы дозрели. Ну . его. на. фиг. Принимаем решение — собираем все, и идем на утренний дизель. Сказано — почти сделано. Только донки, даже присыпанные снегом , за ночь так вмерзли в лед, что выковырять их превратилось в отдельную проблему.После получаса колупаний во льду разной степени успешности, и не выявив ни одного налима на тех донках, что удалось снять, решили на остатки махнуть рукой. Тем более, что и ходить то по озеру из-за снега было очень тяжело. Да еще обуза : санки и вещи.

Решили выходить другим путем, подняться на проходящую вдоль озера дорогу.

Проваливаясь чуть ли не по пояс, отвоевывая по кускам
метры подъема, мы медленно и верно становились все ближе к ней. По сравнению с пройденным вчера путем по озеру, мы конечно должны были выиграть время, но этот небольшой кусочек подъема по лесистому склону пожалуй стоил пары километров заснеженного прямого пути. Мало того, что снега было просто много, но он был плотно свалявшийся. Приходилось выносить ногу высоко вверх, и буквально вдавливать ее впереди в снег, и потом переносить на переднюю ногу вес тела, и вытаскивать заднюю ногу, рискуя остаться без валенка, то и дело застревающего в снегу. Иногда попадались засыпанные снегом ямы. Я не знаю, насколько хуже было идти по озеру, и даже к концу этого участка малодушно думал, что это решение было ошибкой.

Читайте также:  Станок для блистерной упаковки мотыля

По внутренним ощущениям, мы поднимались почти час. По объективным показателям дорога по целине заняла чуть больше получаса. На проселок мы буквально вывалились из сугробов, один плюс — о холоде забыли и думать. От нас, что называется -пар валил.

Наконец пригодились санки, которые до этого приходилось таскать бесполезным грузом. Но того самого времени, которое мы хотели выиграть, уже почти не оставалось. Дизель должен был идти по расписанию около восьми утра. Мы из всех оставшихся сил поспешали по почти ровной дороге, похоже недавно почищенной грейдером или трактором.

На подходе к станции дорога уже шла вдоль рельсов железки. И как же было обидно, когда нам оставалось около пятисот метров до станции, и из утренних сумерек неспешно, со скоростью всего-навсего раза в два превышающей нашу, выкатился дизель. Он шел медленно, но мы, увы, еще медленнее.

«Может пробежимся?» предложил, без особой надежды я. Вадька промолчал, а Леха. Леха, силе и выносливости которого я завидовал с третьего класса школы, с тех самых пор, когда мы познакомились и подружились, Леха чуть ли не в первый раз в жизни на моей памяти сказал : «Мужики, думайте и называйте меня как хотите, но я не могу!»И тут же добавил — «У меня лопнул ремень. «

Не знаю, что смешного мы нашли в этой фразе, но ржали мы так, что не только бежать, но и даже сразу пойти дальше не смогли. Дизель так и отпечатался в моей памяти, стоящим в пелене из морозного воздуха и окутывающего его паровозного дыма метрах в двухстах от нас, а мы все трое вместо сожалений и ругани смеемся. Потом мы пошли дальше, и дизель, еще какое-то время сохранял равное расстояние, словно дразня нас убегающим фонарем, но постепенно он ушел по своим железнодорожным делам и путям, а мы. а мы потом долго сидели в маленьком станционном зале с круглой дровяной печкой и несколькими деревянными скамейками.

Станция сейчас. фото Дмитрия Ляхова для сайта http://www.train-photo.ru/

А вот так выглядел станционный домик почти что «тогда» (фото 2006 года)

(снова фото Дмитрия Ляхова для сайта http://www.train-photo.ru/)

Сами подкидывали дрова, играли в шахматы, не зря ж тащили полноценную доску, потом дремали, потом попытались пройти на «другое озеро», вместо которого оказалось просто заснеженное поле, потом снова сидели на станции, гоняя чай. Очень-очень длинный день до следующего дизеля.

Единственное, чего нам не хотелось, это идти на Пионерское и пробовать снова половить там. Вера в это озеро у нас надолго пропала.

Потом, уже спустя тридцать лет я снова оказался на зимой на этом озере, и снова ловил налима. Но это, как говорится, совсем другая история. А в завершение этой я нашел вот такое фото, как мне кажется очень подходящее этой истории и по месту и по настроению.