Меню

Ямы ловушки для охоты

Ямы ловушки для охоты

При добыче дикого зверя и пушного зверька ружейная, ходовая охота составляет не более 20–40 процентов, в зависимости от районов промысла и специфики охотугодий. Все остальное — это добыча дичи с помощью ловушек: капканов, пастей, кулемок, черканов, силков, самострелов, западней, ловчих ям и прочих орудий и приспособлений, изобретенных за долгую историю человечества. В прошлые времена (до XIX века) практически все ловушки изготовлялись охотниками вручную и обычно непосредственно на месте лова, в межсезонье. Первые стальные капканы кустарного производства были еще в начале позапрошлого столетия и предназначались для ловли лисиц, волков и медведей. Пушного зверька отлавливали в основном разного рода пастями (плашками), черканами, кулемками, западнями, которые и назывались самоловными, однако с развитием промышленности в России появились капканы заводского изготовления. Они-то практически и вытеснили все другие ловушки, и теперь вряд ли штатный охотник сумеет сам, в полевых условиях изготовить, например, черкан. Самоловы, в свою очередь, подразделяются на переносные и постоянные. Первые охотник мог изготовлять в избушке и переносить куда угодно, вторые, например, пасти, слопцы, кулемки, устраивались непосредственно на месте отлова зверька из подручного материала. Обустроенность промыслового участка как раз определялась количеством постоянных самоловов, которые могут служить по 10–15 лет. Основное преимущество самодельных ловушек — отсутствие посторонних запахов, отпугивающих зверька, и их дешевизна, которая и делала промысловую охоту рентабельной.

В наше время капкан — это основной и самый распространенный вид ловушки на промысловой охоте. Разделяют их на рамочные и тарелочные, в зависимости от формы осно-вания ловушки. Его устройство достаточно просто: на основании шарнирно закреплены две дужки, которые в свою очередь с одной или двух сторон замкнуты пластинчатой пружиной с кольцами, посередине — круглый или прямоугольный «язычок» и напротив него — сторожок. При нажатии на пружину дужки раскрываются, сторожок вводится в зацепление с «язычком» — капкан насторожен. При легком нажатии на «язычок» дужки резко захлопываются и удерживают добычу. На более крупных капканах устанавливается две пружины, а на дужках могут быть пилообразные либо штырьевые зубья для более плотной фиксации и удержания лапы зверя. Размеры зависят от назначения, например, № 1 — самый маленький, используется для ловли мелких грызунов, ласок, а для сильного и выносливого горностая он уже маловат. Однопружинные капканы № 2 и № 3 годятся для ловли норки, хоря, горностая, куницы, колонка и ондатры, но для соболя и выдры уже потребуется двухпружинный № 5 или даже № 6. Далее размеры капканов идут по конкретному назначению и называются соответственно — лисий, волчий, медвежий. Основание у большого рамного капкана круглой или квадратной формы, внутри которого вместо «язычка» натягивается матерчатая либо сетчатая платформа, которая при взведении пружин также фиксируется сторожком. В лисий можно с успехом ловить енотов и бобров, но на барсука уже нужен волчий, зубастый.

И особняком стоит капкан медвежий, которые промышленность не выпускала, а делали его в обычных сельских кузницах. Принцип тот же самый, что и у рамочного № 6, например, только изделие это весом до тридцати — сорока килограммов, непременно с двумя пружинами, которые выковывают из пружинной стали, чаще из автомобильных рессор с последующей закалкой. Дуги медвежьего капкана снабжены штырьевыми зубьями, расположенными через пять-семь сантиметров. Обычно настораживают его в домашних условиях, сжимая пружины с помощью стяжка или оглобли, после чего связывают веревками и несут к месту установки, где уже окончательно настораживают, маскируют и обязательно на подходах вывешивают аншлаги с соответствующим предостережением.

У моего крестного дяди Анисима Рыжова медведь заломал корову в полукилометре от нашей деревни, выжрал внутренности и затаился неподалеку. Дело было в начале лета, и пока искали ее, мясо испортилось, засада ничего не дала, поскольку зверь чуял людей, не приближаясь, ходил кругами и орал — отпугивал от своей добычи. Тогда отец поставил капкан, накрыл его отодранной с бока туши шкурой, и в первую же ночь зверь угодил в него передней лапой, мы проснулись от рева. И никто в деревне больше уснуть не мог. На рассвете отец с крестным взяли ружья, собак и пошли брать медведя. Он утащил капкан с потаской — полутораметровым бревном, за полкилометра, где наконец зацепился, переломал и снес весь мелкий лес в кругу, насколько позволял трос, и нарыл ям. Когда охотники подошли, трехметрового роста зверь выскочил из ямы, встал на задние лапы и, подняв капкан над головой, пошел в атаку. Это оказался беззубый, наполовину седой старик, уже не способный охотиться на диких животных, а другого корма в начале лета еще не было.

Медвежьи капканы ставят также на стабильном переходе — тропе, по которой зверь выходит на кормежку, обычно в том месте, где он перешагивает колодину либо в узком месте, миновать которое он не может. Или вывозят специальную приваду — павший скот, дабы сначала прикормить, а уже потом установить калкан. Из-за физиологии пищеварительного тракта медведь никогда не ест свежего мяса, а, добыв, к примеру, лося, заваливает его корягами и лесным хламом, выжидает несколько дней, пока туша не испортится и не появится запах падали. Лов производят до созревания ягод, обычно, черники и голубики, вкусив которую, зверь уже не пойдет на приваду.

Пожалуй, самая увлекательная и сложнейшая охота с капканами на лис, поскольку этот осторожный зверек обладает острейшим нюхом и чует запах железа, рук человека через маскировку и довольно значительный слой снега. Поэтому охотники не только стремятся уничтожить запах железа, вываривая капканы, но и свои собственные, для чего заводят специальную одежду, обувь, рукавицы и даже деревянную лопату. Все это оставляют в лесу и никогда не заносят домой. Устанавливают капканы под след, для чего, не приближаясь к переходу, выкапывают в снегу нишу с помощью лопаты с длинным чернем, которой потом ставят взведенный капкан и маскируют его. Также лис ловят у привады, завезенной поздней осенью, накануне снегопадов, дабы могли выветриться запахи человека. Как только лиса начинает посещать приманку, с подобными же предосторожностями устанавливают капканы, но не у самой привады, а на входных и выходных следах. В лесостепной зоне Новосибирской и Омской областей в восьмидесятых годах были мастера-капканники (кстати, охотники-любители), отлавливающие за сезон до пятидесяти огнёвок, сиводушек и помесных с чернобурками лис. Причем у каждого были свои секреты и хитрости, которые они не выдавали.

Однажды я около месяца пытался поймать лису, каждый день следившую в одном и том же месте — переходила по бревну маленькую речку возле заброшенной фермы и поднималась на поле, чтоб мышковать. Сначала ставил ловушки непосредственно возле лисьего мостика, но рыжая всякий раз чуяла их, обходила и все равно ступала на свое бревно, не желая мочить лапки в ледяной воде. Тогда я начал ловить ее на подходах, изощряясь в маскировке капканов, и эта плутовка или перепрыгивала их, или вовсе подкапывала, словно издевалась над охотником. Отчаявшись, я в броднях зашел по воде, чтоб не оставлять запаха следа, свалил бревно в речку и два капкана поставил на дно возле берегов — на тот случай, если она станет перебредать на другую сторону, а два других по берегам в снегу, если попытается перепрыгнуть. Лиса узрела подвох, отошла на метр в сторону и перепрыгнула. После этого я восстановил лисий мост и больше ей не докучал…

Поскольку волк — заложник человеческих предрассудков и поставлен вне закона, то ловят его капканами круглый год, так же выставляя их возле привады и на переходах. Особенно результативной охота на серых с ловушками бывает в феврале, во время гона, когда зверь теряет осторожность и набивает тропы. В прошлые времена, особенно в послевоенные годы, когда волки действительно становились бичом сельского хозяйства, охота с капканами на Европейской части России была широко распространена и охотники-волчатники знали множество способов и секретов отлова. В пятидесятых годах их награждали солидными премиями, писали о них в прессе, но сейчас это ремесло предано забвению. С капканами еще охотятся, но очень редко и в основном у привады. Да и волчьих капканов-то днем с огнем не сыщешь, поскольку делали их кустарным способом еще лет семьдесят назад. Практически забыт даже оклад зверей флажками, скорее всего, по причине трудоемкости процесса. Сегодня основной способ добычи — отстрел с борта вертолета, тропление на снегоходе и травление сильнодействующими ядами, что уже мало напоминает охоту. Нынешний принцип этого лова, как и во всех прочих занятиях, — много и сразу. А ведь охота на волка одно из увлекательнейших ее видов, достойный мужской поединок со зверем. Полагаю, вместе с организацией клубного принципа любительской охоты возродятся и все традиционные способы отлова волков, в том числе капканами, которые к тому времени, надеюсь, можно будет отыскать в краеведческих музеях, однако тайны ремесла придется открывать заново.

Читайте также:  Индийский чай ассам охота магараджи tgfop конунг

Этот вид ловушки и ее более мелкий аналог — кулемку и проскок, несмотря на индустриализацию промысла, успешно используют до сих пор, особенно для ловли песцов в тундре, лис в лесостепной зоне и соболей в таежной. Преимущество перед капканом состоит в том, что пасть мгновенно давит зверька и он не уходит, как с капканом, не отгрызает лап, а поскольку делают ее из подручного, местного материала и никогда из леса не выносят, то она не хранит в себе чужеродных запахов. Кроме того, иногда трудолюбивые промысловики делают корытные пасти, то есть в верхней ее части — гнете, выдалбливают корыто, которое при срабатывании ловушки накрывает зверя и таким образом предохраняет его шкурку от грызунов.

Есть несколько видов пастей и способов их изготовления, но принцип примерно следующий: из буреломника подбирают толстый кряж, отпиливают чурку длиной до метра и более, в зависимости от размеров зверька, коего собираются ловить, раскалывают на две половины. Одну укладывают на бревна, толстый пень или валежины, чтобы летом не гнила от земли, а зимой не задувало снегом, из второй половины делают гнет, закрепив заднюю часть шарнирно, например, с помощью кольев. С обеих сторон делают забор из жердей, плах, а для тундровой пасти за неимением толстого леса — из забитых близко друг к другу кольев. Гнет должен свободно подниматься и опускаться между заборками. Затем выстругивают язычок-лопаточку, сторожок, с помощью льняного сурового шнура поднимают верхнюю часть и настораживают, вводя в зацепление язычок и сторожок. Приманку, лучше всего разрубленного пополам рябчика, устанавливают в выдолбленную в глубине пасти нишу, дабы не мешала срабатыванию. Зверек наступает на «язычок», отчего тот выходит из зацепления со сторожком, отлетает в сторону, и пасть с силой захлопывается. Для ловли крупных пушных зверей сверху осторожно укладывают увесистое бревно — дополнительный гнет. Совсем небольшое усилие на язычок — и пасть срабатывает, поэтому при насторожке следует быть осторожным и внимательным, дабы самому не оказаться в пасти. Подобная ловушка хороша тем, что не содержит запаха железа и человека, работает долго и исправно (заменяют лишь тонкие детали — шнур, сторожок и «язычок»), да и мыши реже портят добычу. Пасти достаточно широко применяют в тундровой зоне России для ловли песца, правда, там совсем другие размеры и за неимением толстого леса части ловушки сбивают из тонких лиственничных бревешек, а вместо дополнительного гнета привязывают камень. В семидесятых годах в районах лова от Корякин до Печоры любая мало-мальски возвышающаяся точка в тундре была отмечена пастью.

Еще в начале пятидесятых годов прошлого века это была самая распространенная переносная ловушка промысловика и наряду с кулемками и плашками полностью заменяла ему капкан. Если в капкане для удержания зверька используется стальная пружина, то в черкане — сила натянутой тетивы лука, что говорит о глубокой древности этого самолова. В основе его лежит прямоугольная рамка, к которой жестко прикреплен лук, но вместо стрелы в специальные пазы установлен Т-образный прижим (костыль), который оттягивается с тетивой и устанавливается с помощью сторожка и курка во взведенное состояние. Курок связан шнурком с «симкой», стоящей между порогом и прижимом в виде небольшой поперечной палочки. Когда зверь пролезает между ними, то сбивает «симку», курок спускает тетиву и прижим резко опускается на порожек, захватывая туловище добычи.

Черканы бывают самых разных видов и размеров, в зависимости от назначения, но принцип взвода и спуска практически один и тот же. Основу его, лук, делают из высушенной черемухи либо из прямослойной расколотой лиственницы, причем он чаще теряет упругость и приходит в негодность, поэтому их заменяют и ловушка продолжает работать. Устанавливают черкан вместо капкана сразу же перед хаткой, где находится привада, или в узком месте на переходе, которое зверек иначе миновать не может. Охотники очень серьезно относились к изготовлению самоловов, к примеру, довольно сложные по конструкции черканы делались в домашней столярке, где все детали выстрагивались, подгонялись с большой точностью и выглядели даже изящно. Отлавливали ими в основном пушного зверька от горностая до соболя, преимуществом против капкана является отсутствие металлических деталей, а значит, и его запаха. При установке обязательно использовали рукавицы, а на лето выносили с путиков и хранили в связках на чердаках охотничьих избушек. Даже когда капканы полностью вытеснили черканы, изредка их все-таки использовали, когда, например, на путике появлялся хитрый зверек, обходивший стальные ловушки, либо забиравшийся в хатку с другой стороны. Капканы тогда снимали и ставили черканы — попадал.

Этот вид самолова напоминает пасть, только в уменьшенном варианте и очень прост в изготовлении. Состоит кулема из двух круглых бревешек толщиной до 12 сантиметров, где нижнее кладется вместо порога, как в черкане, а верхнее является гнетом. Для того чтобы гнет ходил свободно вверх и вниз, с обеих сторон забивают колья. Настораживают ловушку точно так же, как и пасть, с помощью закрепленного одним концом язычка и сторожка на шнуре. Приманку привязывают или нанизывают непосредственно на язычок. Как только зверек попробует снять ее, так сторожок выйдет из зацепления, отскочит в сторону и гнет упадет на порог. Если в пасти гнет накрывает добычу целиком, то здесь передавливает туловище поперек. Устанавливают кулемки обычно на высоких местах, под большими деревьями или на пнях, чтобы меньше заносило снегом, но все равно часто после метелей их приходится поднимать и переустанавливать.

Однако существуют и большие кулемы, которыми ловят крупного зверя, к примеру медведей. Это уже капитальное сооружение из бревен, которое устанавливают на тропах или в местах, которые любит посещать зверь. На севере Томской области я находил в тайге такую кулему недалеко от берега реки. Если не знать принципа самоловов, то можно долго ломать голову, что это за строение. Выглядела она внушительно: из толстых бревен был срублен треугольный сруб высотой около метра, но без крыши. Передняя, фасадная, стенка была всего из двух бревен возле самой земли (порог), а третье, длиной метров десять и толщиной до 50 см в комле, являлось гнетом, причем комель был затесан в виде бруска, вероятно чтобы хорошо проходил между толстых кольев. Кроме того, к опадному бревну было приставлено еще три дополнительных для усиление гнета. Судя по остаткам планок и веревок, насторожка была такая же, как и у обыкновенной кулемки, но привада располагалась в глубине сруба. Для того чтобы насторожить такой самолов, требовалось не менее двух человек. Более всего поражало, с какой аккуратностью и точностью все это было построено и даже по прошествии времени (внутри выросла береза) выглядело внушительно.

В прошлые времена силками или петлями ловили не только зайцев, но и медведей, лосей, оленей, однако этот способ добычи всегда вызывал сомнения и даже в Средние века считался не только браконьерским, но еще и поганым с точки зрения последующего употребления мяса в пищу. Православная церковь долго исследовала этот вопрос и пришла к тому, что запретила есть «давленину», тем самым наложив вето на добычу зверя этим варварским способом. Однако это не касалось птицы, поэтому силками до недавнего прошлого вели промысловый отлов рябчиков. Этот способ добычи особенно был развит в пятидесятые-шестидесятые годы, но ружейная охота на них впоследствии вытеснила простую и оригинальную ловушку. В местах обитания птицы на высоте полутора метров от земли между двух деревьев горизонтально устанавливают жердочку вроде насеста, на середину вешают гроздь спелых ягод, в основном рябину. А по обе стороны от нее устанавливают два силка из тонкой и прочной проволоки, чаще медной, либо отожженной в огне стальной, петлей вверх и примерно на уровне головы рябчика. Когда в лесу было мало ягод, птица особенно хорошо попадала в эти ловушки, и промысловики ездили за рябиной даже в другие районы, поскольку добыча рябка силками весьма результативна и малозатратна. Кроме всего, птица выходит чистой, не разбитой дробовым зарядом. Установив их, охотнику остается лишь ежедневно, в течение месяца, а то и больше, ходить или даже ездить по путику на мотоцикле и снимать птицу, совмещая, например, это с охотой на белку. В хорошие годы в день попадало до двадцати штук — за таким количеством с ружьем-то набегаешься по лесу.

Читайте также:  Топ воздушек для охоты

В. Перов. Птицелов

Слопцами, или хлопцами, отлавливают осенью глухарей, которые перед зимой рано утром непременно выходят на песчаные проселки и лесовозные дороги, чтобы набить зоб ка-мешками. Дороги через каждые двести-триста метров перегораживают заборчиками высотой до полуметра, используя подручный материал, в основном сухостойные молодые сосенки. В изгороди оставляют один или два прохода, не более размеров глухаря, в которых также устанавливают силки. Слетая на дорогу, птицы путешествуют по ней пешком, выбирая камешки из песка, и практически никогда не обходят стороной слопцы, а норовят пройти сквозь оставленные для них проемы. Этот способ промысловой охоты был развит до восьмидесятых годов, и в некоторых районах, к примеру, в Верхнекетском Томской области, осенью по дорогам было невозможно проехать. За осень штатники добывали до полусотни птиц, приемная цена каждой тогда была аж два с половиной рубля. Слопцы то запрещали, поскольку в них попадают и тетерки, то вновь разрешали, поскольку сразу же пустели магазины «Дары природы», где в советские времена продавали боровую дичь. Говорят, в настоящее время это считается браконьерским способом добычи и слопцы находятся под запретом. Однако я уверен, что лов продолжается и доныне, а иначе откуда бы в магазинах и ресторанах появлялись глухари, в том числе и глухие тетери, без всяких признаков ружейного выстрела?

Западнями на Европейском Севере и в Сибири ловили медведей и реже росомах. Этот вид охоты настолько устарел, что в настоящее время не используется опять же из-за сокращения сельского населения и трудоемкости способа.

В основу его положено пристрастие этих зверей к воровству. Редкая охотничья избушка не подвергается разгрому медведя: не подпер бревном, не заложил как следует дверь — непременно наведается, перетрясет подвешенные к потолку мешки с сухарями, сахаром, мукой, переломает и так худую мебель, зачем-то своротит печь и уйдет. Поэтому для хранения продуктов рядом с избушкой устраивали лабаз — рубленый, метр на метр, домик из бревен, установленный на 3–4 высоких столбах, куда уж точно не заберется зверь. На мой взгляд, таким образом медведь пытается отомстить охотнику либо вовсе выгнать его со своей территории. Геологи на Ангаре, проводя весеннюю заброску продуктов на полевой сезон, вынуждены были упаковывать их в железные бочки, закручивать их на болты и приковывать тросами к деревьям, и все равно иногда зверь отрывал и катил бочку с горы, чтобы разбить и достать съестное. На Нижней Тунгуске в двадцати километрах от Туруханска у гидрологов-прибалтов на самом берегу стоял симпатичный, в немецком стиле, домик. Невзирая на катера и самоходки, плывущие по реке, медведь взломал филенчатую дверь, сожрал вяленую рыбу, висевшую на проволоке в сенях, затем забрался в домик, разорвал напополам мешок с мукой, полакомился сахаром, затем сгущенкой и тушенкой, изодрал матрацы, подушки, после чего вынес окошко вместе с простенком и ушел. Явившись на свой пост, гидрологи увидели все это и решили, что кто-то воспользовавшись медвежьим погромом, украл приемник «Океан», поскольку такового не обнаружили, а поверить, что его утащил медведь, не могли. Но когда один из них пошел по следу косолапого грабителя, то приемник нашел на следу в трехстах метрах от домика — должно быть, медведице своей понес, да передумал по дороге и бросил…

Медвежья западня устроена по принципу небольшой, три на три метра, рубленой и не высокой избушки с мощным накатником, заваленным камнями и землей. Лаз прорубается низкий, три-четыре венца в высоту и около метра в ширину, а в трех других стенах прорезаются бойницы размером, чтобы только просунуть ствол и прицелиться. С внутренней стороны входа устраивается собственно западня — прочно сбитая из бревен своеобразная дверь, которая не открывается, а западает сверху, наглухо закрывая вход. Западню поднимают вверх и настораживают по такому же принципу, как и пасть; к сторожку, расположенному у противоположной стены, прикрепляют приваду — все, что угодно, от протухшего мяса до медовой соты и плесневелого хлеба. Зверь забирается внутрь, рвет приваду и в тот же миг оказывается запертым. Охотнику остается прийти и взять зверя: если это медвежонок, то живьем, дабы продать потом купцам или цыганам, если крупный, то стреляют сквозь бойницы и свежуют. Одну такую западню я нашел на Сухом Питу — притоке Ангары, неподалеку от Потоскуя, когда работал в геологии. Вероятно, ею уже давно никто не пользовался, если только вместо избушки для ночлега, поскольку на полу была постель из пихтового лапника и пустые консервные банки, однако медведей было половлено: бревна возле бойниц, лаза и даже лиственничный пол из плах были изгрызены и изодраны когтями, в некоторых местах до сердцевины дерева.

Как уже отмечалось выше, самострелы, как в виде арбалета, так и ружья, устанавливают возле троп крупного зверя. Прямо скажем, такой способ добычи, по-настоящему браконьерский, весьма опасный, использовался в глухих уголках России, скорее всего, ленивыми потребителями мяса. Штатный охотник из зверопромхоза в Иркутской области Валерий Ж. поведал мне историю, которая послужила основой для рассказа, опубликованного в журнале «Охота и охотничье хозяйство» за 1981 год. Когда Валеру забросили гидросамолетом на промысловый участок, он обнаружил трех пришельцев городского, нагло-хулиганского вида, которые приплыли сюда на лодке и обосновались в одной из его избушек. Все попытки выставить их с территории оказались бесполезными, один против троих не попрешь, незваные гости либо угрожали, мол, с нами лучше не ссориться, либо смеялись, намереваясь отохотиться весь зимний сезон и заработать на соболях — тогда на них был сумасшедший спрос на черном рынке. Один из них и в самом деле в ловле зверька кое-что соображал, по крайней мере, капканы ставить умел и знал места обитания соболя. Валера свои путики набил, выставил ловушки, а эти злодеи параллельно или вовсе вкрест его путикам свои проложили. И мало того, начали шнырять по его капканам, пока что скрытно: все-таки побаивались, что можно где-нибудь пулю схлопотать и лечь в снежную могилу. В старые времена за подобное стреляли редко, чаще лыжи рубили или, хуже того, на толстой жерди распинали, пропустив ее в рукава, и отпускали — иди себе куда хочешь, как медведь с потаской. Ну что тут делать? Валера за двадцать километров к геологам сходил, на рацию, объяснил ситуацию своему руководству, а оно пообещало милицию прислать, если будет попутный вертолет. В общем, весь сезон насмарку идет, хоть бросай все и уходи. Однажды шел Валера по своему путику невеселый, и глядь, свежая лыжня набита по распадку, а на оленьем переходе одностволка к дереву прикручена и растяжка стоит — самострел! Мысль созрела мгновенно: зашел сбоку, за веревочку дернул, ружье пальнуло, а сам в тот час же направился к непрошеным гостям. Те сидят в избушке, распаренные, жарко. Валера, не снимая лыж, к ним заскочил и с порога:

Читайте также:  Шлем для снегохода для охоты

— На вашем самостреле геолог застрелился! Дергайте скорее, милиция прилетела!

Те схватились и на ночь глядя бежать — только ружья с собой и взяли, продукты и пушнину бросили. И пять лет, пока не пройдет срок давности, прятались в тайге, в потаенном скиту старообрядцев, и там же потом остались жить, приняв «древлее благочестие»…

Что касается ловчих ям, то, на мой взгляд, это такая архаика, к охоте на территории России вряд ли имеющая отношение, хотя в литературе описываются самые разные способы ловли, к примеру, волков в ледяные ямы. По крайней мере я даже не слышал, чтоб кто-то где-то их копал в обозримом прошлом. Не исключено, ими пользовались в Африке, где по саванне бродят стада зверей, но рыть их у нас, к примеру, на тропах неэффективно и слишком трудоемко. Во-первых, яма должна быть глубокой, до четырех-пяти метров, дабы зверь не выпрыгнул. Лось, например, преодолевая заборы, делает скачок вверх на задних ногах до полутора метров. И еще прибавьте его собственный рост. А медведь прекрасный землекоп, и он эту яму вам закопает в течение нескольких часов. Но если даже на дне поставить заостренные колья, на которых якобы должен запороться зверь, все равно глубина изменится незначительно. Во-вторых, нужно убрать весь вынутый грунт — добрый десяток кубометров, иначе любое изменение на тропе, тем паче горы земли, насторожит животное, и оно изменит маршрут. В-третьих, простоит эта яма до ближайшей весны и стока талых вод, которые ее непременно размоют, а если ставить бревенчатую крепь, то уж это слишком! Я думаю, ловчие ямы — это литературно-киношный ход, придуманный для приключений героев, и существуют они только в кинореальности и, возможно, где-нибудь у папуасов.

Ловушки для рыбы

И поскольку всякий охотник, будь то промысловик или любитель, потенциальный или даже профессиональный рыболов, поэтому стоит рассказать и о рыбацких ловушках, но не о сетях, неводах и бреднях, а о малоизвестных, которые охотники изготавливают исключительно из подручных материалов с помощью небольшого топорика и ножа в течение светового дня. Самый простейший способ летней ловли рыбы — так называемый лоточный. Когда после икромета рыба (язь, елец, плотва, окунь) начинает скатываться из пойменных озер, имеющих сток в реку, выбирают самое узкое место и пересыпают его — делают самую натуральную плотину из глины и с арматурой для крепости из ветвей. После чего изготавливают из толстого дуплистого дерева собственно лоток, а иногда и вовсе оставляют его в виде трубы. Когда рыбы перед плотиной накопится достаточно — это хорошо видно, залив буквально кипит, в верхней части плотины прокапывают желоб и устанавливают лоток, по которому устремляется поток воды. С другой, «сухой» стороны плотины ставят большую плетеную из ивы, корзину. Процесс пошел, иногда едва успеваешь затаривать и отвозить рыбу для засолки.

Для летней и зимней рыбалки плетут морды разного размера, в зависимости от назначения. Вначале из четырех связанных в квадрат черемуховых стволов делают пасть, или хайло, которое является основой для выплетения конусного горла и собственно морды. Плетут обычно из неошкуренного, тонкого и длинного ивняка, точно так же, как циновку, переплетая прутья соргой. Для изготовления сорги срубают молодую прямослойную черемуху, распаривают ее над костром, сначала расщипывают на две части по сердцевине, затем каждую снова распаривают и скручивают в веревку, чтобы древесина продольно истрескалась на волокна. После чего эти волокна достаточно легко разъединяют и получается очень крепкий вязальный материал, устойчивый к воде и солнцу. Морда представляет собой два сплетенных из прутьев конуса, где малый, с горлом, вставляется в большой, острая часть которого стягивается соргой, как завязанный мешок, чтобы через него потом вытряхивать рыбу. Эти ловушки устанавливают в протоках озер, в глубоких ручьях, но также и в речных заводях, приспосабливая к морде дополнительное крыло, сплетенное так же из ивняка, как циновка. Рыба проходит через хайло, попадает в узкое горло и, оказавшись в большом конусе, обратно выйти не может. Морду проверяют не часто, поскольку рыба в ней может находиться длительное время, как в садке.

Заманами (от слова «заманить») ловят рыбу в реках и длинных, пойменных озерах-старицах. Это та же морда, только гораздо больших размеров (хайло бывает до полутора метров в высоту и поперечнике, в зависимости от глубины водоема). С каждой стороны замана устанавливают под углом в 30–40 градусов относительно хайла крылья, иногда достигающие по десять и более метров. Рыба, попадая между крыльями, в результате окажется в хайле и затем пройдет через горло внутрь замана. В основном ловится белорыбица — язь, судак, окунь, щука, налим, плотва.

У «ясашных» эвенов русские сибиряки взяли на вооружение оригинальную ловушку, которая называется тюнек. Тюнеки вяжут также по принципу циновки, но из деревянного жилья. Для его изготовления подбирают сосновую прямослойную валежину — ветровальное дерево, упавшее лет двадцать назад уже с обгнившей заболонью и очень крепкой, смолистой серединой. Отрезают чурку длиной до двух метров, после чего раскалывают ее на две половины и из каждой с помощью клиньев дерут дранье, как для кровли, потом каждую драничку расщепляют на жилинки до сантиметра в диаметре. Один конец заостряют и начинают вязать той же соргой в три-четыре линии провязки, оставляя такое расстояние между жилинками, чтобы выскочить могла только мелкая рыба. Когда готова «циновка» длиною четыре-пять метров, вяжут по тому же образу и подобию крыло. Затем во льду, обычно на мысе или в заводи, долбят майну в виде сердечка, а от него под углом 90 градусов пробивают лед до берега. В «сердечко», повторяя его конфигурацию, устанавливают тюнек так, чтобы образовавшееся вогнутое вовнутрь горло, размером семнадцать-двадцать сантиметров (по всей глубине от дна до льда) было направлено к берегу. После чего горло разделяется крылом на равные части и перекрывает подледный поток до самого берега. Рыба может заходить с любой от крыла стороны, и двигаясь вдоль него, непременно угодит через горле в тюнек, откуда ее потом можно достать лишь с помощью сачка.

Есть еще один способ рыбной ловли, которым обычно пользуются поздней осенью перед ледоставам на речных отмелях — лучение или острожение. На нос лодки закрепляют стальную корзину на двухметровом выносе, где из смолья разводят большой, яркий костер. Выезжают на рыбалку поздним вечером и, тихо проплывая по отмелям, стоят наготове с острогой — это то же самое, что трезубец Нептуна, только зубьев у нее побольше и почаще, так что выглядит она в виде частого гребня. Рыба — щука и особенно налим — непременно выходит на свет и неподвижно замирает. Острогой бьют возле головы, помня еще и то, что оптические свойства воды обманывают, скрадывают глубину и несколько изламывают реальность, так что довольно легко промахнуться. Крупную рыбу, а на Оби, например, добывали щук до 15 килограммов и налимов до 10, бьют сразу двумя острогами, ибо, если на отмели она ударит хвостом, мало того, что сам с головы до ног мокрый, но и брызгами зальет костер. Эта же привычка рыбы выходить по первому льду на мелководье используется и в самой примитивной рыбалке: когда схватятся забереги, даже самые ленивые выходят на чистый, без снега, лед, осторожно двигаются по нему и высматривают добычу. Бьют киянками, колотушками, коими колят дрова, или обухом топора, потом раздалбливают лед и достают рыбу. Во время войны на такую рыбалку выходила вся деревня, от древних стариков до мелких ребятишек и получался совсем не плохой приварок, а самое главное, не облагаемый налогом.

Я не знаю, разрешены или запрещены эти орудия лова зверя и рыбы, впрочем, это и не важно, поскольку описываю их для того, чтобы в голодную, тяжкую годину, кои довольно часто случаются на Руси, мой соотечественник вспомнил бы изобретения дедов, изготовил их и, использовав «стратегический природный запас», прокормил бы себя, семью, соседей, а значит, и Россию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector