Меню

Являетесь увлеченным охотником рыболовом автомобилистом строителем поведать

Являетесь увлеченным охотником рыболовом автомобилистом строителем поведать

С наступлением зимы по первым порошам начинается увлекательная охота на лисицу — с подхода.

Эта охота бывает успешной, когда есть свежие следы зверя и ветер. В тихую погоду подойти к лисице на выстрел можно только тогда, когда она крепко спит, т. е. случайно. Наоборот, в ветреную погоду успех охоты будет обеспечен, если только охотнику удалось увидеть зверя.

При охоте с подхода лучше всего применять трехстволку, так как стрелять приходится почти исключительно по лежащему зверю и зачастую на очень близком расстоянии. В густых зарослях дробовое ружье иногда дает промах, так как из — за густоты ветвей дробь не доходит до цели, которая может находиться даже на расстоянии нескольких шагов. Для пули же можно найти просвет, и лисица будет убита. Трехстволка дает возможность взять лисицу и тогда, когда дробовому выстрелу это не под силу из — за большого расстояния.

Охотник, одетый во все белое, направляется в места обычного пребывания лисиц и ищет следы. Лисьи следы могут идти либо от привады, у которой лисица была ночью, либо с поля после ночной кормежки. На дневку лисица направляется в лес или овраг, из которого ее приходилось выгонять осенью. Охотник, не спеша, соблюдая полнейшую осторожность и тишину, внимательно осматривает местность, так как лисица могла еще не лечь на отдых, а мышкует. Когда след найден, охотник должен продвигаться по лисьему следу вперед.

Наконец, он доходит до такого места, где, как можно предположить, лисица остановилась не лежку. Обычно по первоснежью это бывает разветвленная вершина оврага, находящегося в мелочах.

Сделав круг по более открытым местам, дорожкам, полянкам и убедившись, что лисица из круга не вышла, охотник начинает обследовать против ветра разветвленные вершины оврага. Если вести себя выдержано, не торопиться, а тихо продвигаться вперед и внимательно смотреть по сторонам, то в большинстве случаев можно увидеть свернувшуюся в клубочек лисицу и подобраться к ней на очень близкое расстояние.

Промаха здесь быть не может. И охотник, забрав убитую лисицу, идет искать след другой.

Несколько труднее будет проходить охота, если лисица заляжет на ровном месте в густой заросли леса. В этом случае надо обойти ее в круг, а затем зайти против ветра и начать резать круг параллельными линиями, отстоящими друг от друга на таком расстоянии, которое свободно просматривается глазами. Этот путь охотника напоминает поиск хорошей легавой собаки «челноком». Таким образом, охотник продолжает идти до тех пор, пока не увидит лисицу.

Когда охотник идет по следу, он обязательно увидит свежую пустую лежку лисицы с глубоко отпечатанными на ней следами задних ног. Идя на лежку, лисица сразу не залегает в чаще, а проходит сначала в одну сторону, потом в другую, наконец, возвращается и ложится шагах в двадцати от своего следа. Охотник же, занятый следом, может ее и не заметить. При глубоком снеге лисица, пропустив охотника, часто выходит на его след или лыжню и убегает по ней в обратном направлении.

В конце зимы, когда глубокий снег покрое пни и высокую траву, закроет буреломы, а наст сделается крепким, лисица наверняка уйдет на дневной отдых в лес, где ее не беспокоит шум на проезжей дороге, и лай собак в отдаленной деревне, и назойливая ворона, которая, пролетая мимо, как бы считает своим долгом спуститься пониже и сделать над зверем несколько кругов с громким криком. Кстати, по крику ворон иногда удается обнаружить лежащую лисицу.

К концу зимы в крупном лесу становится тихо. Дрова вывезены, люди встречаются редко. И тогда лисица спокойно ложится в крупном лесу на муравьиную кучу с солнечной стороны, а также по мелочам и лесным оврагам, освещенным солнцем. Глубоко в лес она в это время не заходит, а, потревоженная, убегает в поле.

Идти за ней в это время можно по следу, не делая оклада, так как зверя в побелевшем лесу видно далеко. Каждый след лисицы с поля в лес — это след на близкую лежку, так как в лесу в конце зимы делать лисице нечего: тетерева сидят на деревьях и греются на солнце, а мыши находятся глубоко под снегом. Поэтому в таких условиях да по хорошей пороше найти и убить лисицу не так уж трудно.

Охотиться с подхода во время сильной поземки у полевых оврагов можно и без поиска следа. Следует лишь выбирать овраги, расположенные перпендикулярно направлению ветра. Охотник, высматривая лежащую лисицу, должен идти по противоположной ветру стороне оврага.

Обычно лисица лежит с подветренной стороны на метр ниже уровня оврага, вблизи отвершка. Там ей спокойно, а в случае опасности она одним прыжком может выскочить на край оврага, по которому бежать легче, так как снег там обычно сдут ветром. Увидев издали лисицу, лежащую в нешироком овраге, охотник, согнувшись и не показываясь лисице не глаза, должен осторожно подойти к ней на расстояние выстрела. Если же лисица лежит в широком овраге, охотник должен возвратиться назад, перейти тихо и не заметно овраг и выйти по его краю на то место, где увидел зверя. Идти надо все время вполветра, чтобы лисица не услышала шороха шагов и не почуяла запаха охотника.

Если овраг прямой, то приходится идти не только по его берегу, а как бы полукругами. Надо подойти к берегу оврага, осмотреть внимательно его противоположную сторону, где может быть лежка лисицы, и если виден след, то убедиться, что он пошел дальше. Затем отойти от края оврага, чтобы не было видно скатов с берега на дно, продвинуться вперед метров на семьдесят — сто и снова, приблизившись к оврагу, произвести внимательный осмотр дна и противоположного ската оврага. Если след ушел дальше по оврагу нужно снова повторить тот же маневр и так поступать до тех пор, пока лисица не будет обнаружена.

При таком способе подхода лисица, даже если она бодрствует, будет обязательно обнаружена и убита. Если же охотник идет все время по кромке оврага, то лисица раньше увидит его и сумеет уйти.

У лисицы очень хороший, тонкий слух. Кто хоть раз видел, как мышкующая в поле лисица останавливается, прислушивается, сгибается, как пружина, и вдруг, взметнувшись в воздух, опускается на снег всем телом и безошибочно давит лапами пробирающуюся под снегом мышку, тот поймет, насколько тонкий у нее слух.

Чутье у лисицы тоже хорошее, поэтому охотнику и нужно держаться так, чтобы запах от него не дошел до зверя.

На охоте с подхода бинокль и трехстволка могут быть очень полезны.

Охота с подхода интересна тем, что зверь находится целый день на глазах у охотника.

Этот вид охоты развивает наблюдательность, дает возможность изучить повадки зверя, приучает к маскировке, к бесшумному преследованию зверя, вырабатывает настойчивость, выносливость и терпение.

Кроме требований правил охоты, рыбной ловли и правил техники безопасности при производстве охот, выполнение которых каждым строго обязательно, существуют еще традиционно сложившиеся нормы поведения охотника и рыболова. В целом это, конечно, те же нормы, которые присущи любому культурному человеку в отношениях с другими людьми, по отношению к животным и к объектам дикой природы вообще. Однако, например, в силу специфики занятия охотой — наличия в руках человека оружия, то есть средства повышенной опасности, нахождения его зачастую один на один с окружающей природой, где единственным контролером действий является собственная совесть, нормы поведения охотника имеют свои особенности.

Во-первых, каждый охотник, в той или иной мере пользуясь объектами природы, обязан компенсировать причиненный ей ущерб. Такая компенсация может быть разнообразной. Это и активное участие в мероприятиях по охране природы, личное трудовое участие в проведении биотехнических мероприятий — заготовке кормов для подкормки диких животных, устройстве кормушек, солонцов, искусственных гнезд и т.п. Это и внесение денежных средств на ведение охотничьего хозяйства в виде платы за путевки и лицензии, членских взносов в общества и т.п.

Каждый охотник обязан пропагандировать правила охоты и показывать личный пример в строгом их выполнении, вести разъяснительную работу среди других охотников и местного населения о необходимости бережного отношения к природе.

Он не может спокойно проходить мимо фактов браконьерства, случаев нанесения ущерба природным богатствам.

Традиционно сложившаяся культура охоты в России определенным образом отличается от культуры охоты в западных странах. Она несколько проигрывает в ритуалах, сопровождающих процесс охоты, изысканности охотничьей одежды, охотничьих принадлежностей. Видимо, это определилось тем, что охота в России во все времена была более доступна самым широким слоям населения. Однако это же, а также наличие значительно большего количества различных видов охотничьих животных, определило разнообразие способов русской охоты. В подавляющем большинстве охота у нас либо индивидуальна, либо предполагает участие двух-трех-четырех близких товарищей, действующих в тесном контакте. В отличие от коллективной охоты, более распространенной на западе, это позволяет шире проявлять на охоте личную творческую инициативу, гораздо глубже познавать повадки животных, законы и тайны природных явлений, использовать эти знания для достижения успеха на охоте.

Читайте также:  Калибр 17 hmr для охоты

Наш российский охотник, как правило, достаточно пренебрежительно относился к красоте своего охотничьего костюма, но высоко чтил качество охотничьего оружия и специального снаряжения. Вот что пишет Л.Н.Толстой в романе «Анна Каренина» о сборах на охоту богатого барина князя Облонского Степана Аркадьевича с товарищами: «Степан Аркадьевич был одет в поршни и подвертки, в оборванные панталоны и короткое пальто. На голове была развалина какой-то шляпы, но ружье новой системы было игрушечка, и ягдташ и патронташ, хотя истасканные, были наилучшей доброты. Васенька Весловский не понимал прежде этого настоящего охотничьего щегольства — быть в отрепках, но иметь охотничью снасть самого лучшего качества».

Однако, конечно же, и своей одежде, охотнику следует уделять самое пристальное внимание. Она должна соответствовать сезону охоты, погодным условиям, быть хорошо подогнанной, не мешать движениям, не создавать лишнего шума при передвижении, например, в зарослях. Внешний вид охотника не должен вызывать неприязни как у товарищей по охоте, так и у других людей, встречающихся с ним. Совершенно не допустимо, особенно городским охотникам, появляться в общественных местах после охоты в одежде запачканной грязью или, тем более, со следами крови на ней или на рюкзаке, в котором лежит добытая дичь.

Многие виды охоты не возможны без соответствующей маскировки. Поэтому хороший охотник должен иметь маскировочные костюмы для зимней и для осенней охоты, особенно это необходимо при коллективной охоте, например, на копытных животных, где от действий одного человека порой зависит успех всей команды. Можно привести такой пример. При проведении зимней загонной охоты на лося в команду охотников попал новый человек. Ранее не бывая на таких охотах, он прибыл совершенно не подготовленным. Мало того, что новое помповое ружье было никак не пригодно для стрельбы по крупному зверю. При температуре воздуха около минус двадцати градусов, одет он был в легкую кожаную куртку, джинсы, кроссовки и спортивную шапочку. Уже через час охоты только один вид этого промерзшего насквозь «охотника» вызывал у всей команды уныние, а его постоянные намеки, что пора возвращаться на базу, никак не способствовали успеху охоты.

Отсюда еще один вывод — нужно внимательно подходить не только к подбору своего охотничьего снаряжения, но и товарищей по охоте. Особенно важно иметь хороших, надежных напарников при многодневных охотничьих походах в тайге, в горах, на больших водоемах, где практически всегда возникают какие-то экстремальные ситуации и от действий охотников зависит не только успех охоты, но, нередко, и само их здоровье, жизнь.

Среди охотников всегда почиталось глубокое «знание охоты». Это достаточно широкое понятие, включающее знание охотничьего оружия, снаряжения, повадок диких животных, тонкостей различных способов охоты. Для непосвященного человека охота — это хождение в лесу, в поле, по болоту с ружьем. Выскочит дичь — стреляй. Да и практически каждый охотник в юности начинал с этого. Но в дальнейшем охота для настоящего охотника приобретает особый смысл. Со временем у каждого появляются любимые виды охоты, которые он познает до тонкости. Только в этом случае охота становится не просто добычей куска мяса, а настоящим искусством, процессом, приносящим радость и удовлетворение, часто даже независимо от количества добытой дичи.

Говоря о культуре охоты, следует отметить, что безусловно охотник, владеющий охотничьей собакой любой породы, имеет преимущества перед другими охотниками. Конечно, в современных условиях, к сожалению, трудно содержать и готовить хороших охотничьих собак, особенно горожанам. Отсюда, например, постепенное затухание самой поэтической русской охоты — охоты о гончими. Содержание этих собак требует особых условий. Но, будем надеяться, что настоящие охотники на Руси никогда не переведутся, и наше отечественное охотничье собаководство еще получит новый расцвет.

Каковы же нормы поведения охотника при нахождении его в охотничьих угодьях? Прежде всего необходимо сказать, что настоящий охотник всегда уважительно относятся к дичи и к трофеям. Что это значит? Охотник не должен пользоваться бедственным положением зверей и птиц для их добычи, например, при половодье, гололедице, режущем снежном насте, засухе, когда дичь собирается у единственного источника воды, и в других подобных случаях. Настоящий охотник не будет стрелять по линяющим не способным к полету птицам, хлопунцам, матке, пытающейся отвести охотника от птенцов. Недопустима стрельба весной по самкам, и в любое время года по птицам и зверям, на которых охота закрыта, по животным, не относящимся к охотничьим видам.

Никогда нельзя стрелять зверя или птицу в том случае, когда заранее знаешь, что взять их будет невозможно. Чаще всего это бывает при охоте на водоплавающую дичь, когда охотник должен выбрать место для стрельбы так, чтобы битые птицы не падали в крепи, где их не найти.

Если сделан подранок, будь это зверь или птица, охотник должен принять все возможные меры, чтобы добрать его, даже в том случае, если временно придется прекратить стрельбу по другим возможным трофеям.

Недопустима неприцельная стрельба по стае пролетающих птиц, а также стрельба по дичи на расстоянии, превышающем предел прицельного убойного выстрела данного оружия. В подавляющем большинстве случаев такая стрельба не обеспечивает поражения цели, но приносит уходящих подранков, которые в дальнейшим бесцельно погибают.

При охоте на копытных животных нельзя стрелять самку, имеющую теленка или поросят, так как потеря матери чаще всего приводит к их гибели.

Культурный охотник всегда в душе гордится своей добычей, но никогда не будет хвастать ею перед другими. Показывая добытых животных, он не будет небрежно швырять их тушки. Пока находится в поле, отмоет, очистит дичь от крови и грязи, аккуратно уложит в ягдташ или рюкзак. Он не скажет: «убил» зайца или утку, а, как правило, «взял», «отстрелял», «добыл», «снял в лет». Охотник поздравит удачливого товарища не «с добычей», а «с полем», то есть со счастливым процессом полевания (охоты).

Особо следует сказать о правильных взаимоотношениях между охотниками. Общепринято, что при большом количестве охотников в определенном месте угодий, право выбора места охоты или отдыха зависит от очередности их прибытия с учетом того, чтобы не находиться близко друг от друга и не мешать охоте товарищей. Нельзя становиться или бродить около чужого шалаша или скрадка, перекрывать пути подлета дичи к нему, мешать охотнику, скрадывающему дичь. При облавной охоте нельзя стрелять по зверю, идущему на соседний номер.

Безусловно, всем охотникам должны быть присущи товарищеская взаимопомощь и взаимовыручка. Опытный охотник всегда словом и делом поможет молодому. И совершенно естественно, между охотниками должно быть полное доверие и взаимопонимание. Охотник никогда не подойдет к чужому биваку, если нет хозяина. Размещаясь в охотничьей избушке, где останавливаются многие охотники, он никогда не позволит себе что-то испортить здесь, а уходя всегда оставит запас дров, соль, спички, по возможности сухари или другие продукты.

Там, где ведется самоловный промысел, охотник никогда не пойдет по чужому путику, не подойдет к чужому капкану или ловушке, наткнувшись на пойманною в чужую ловушку зверя охотник может умертвить его, а затем укрыв от хищников, оставит на месте, но не в коем случае не присвоит себе чужую добычу.

Существуют обычаи вежливости при охоте с собаками. Если охотник непредумышленно застрелил зайца из-под чужой собаки, он непременно отдаст трофеи владельцу собаки. Тот по традиции возвращает патрон как бы в знак благодарности и возмещения за затрату заряда. При охоте двух-трех охотников с одной подружейной собакой они уславливаются об очередности стрельбы.

Не этичны споры о том, кто добыл данный трофей. Принято считать, что копытного зверя и другую крупную дичь отстрелял тот охотник, который произвел выстрел, остановивший и положивший зверя. Заяц, утка или другая мелкая дичь принадлежит охотнику, после выстрела которого был прерван бег или полет.

Воспитанные охотники никогда не допустят лишней стрельбы в угодьях, а также криков и ненужного шума. Все это не совместимо с настоящей охотой. Если необходимо пристрелять ружье или потренироваться в стрельбе, то делать это следует по окончании процесса охоты, в месте, соответствующем требованиям правил техники безопасности. Это либо далеко просматриваемая открытая площадка, либо вал, насыпь земли, склон оврага и т.п. Ни в коем случае нельзя вешать мишень на дерево на уровне роста человека.

Что касается шума на охоте, то можно привести такой пример. В период весенней охоты в место, представляющее собой обширную зарастающую вырубку прибыла на автобусе команда охотников около 15 человек, чтобы постоять на вечерней вальдшнепиной тяге. Каждый знает, что эта охота настоящий праздник для охотника, особенно городского — первое общение с просыпающейся после долгой зимы природой. Основная ее прелесть в возможности послушать весенние голоса птиц, услышать хорканье и цвирканье вальдшнепов.

Читайте также:  Fera апокалипсис охотник константин зайцев тихий алексей

Охотники заняли облюбованные места, в лесу воцарилась тишина. Но тут к участку охоты подошли еще трое. Расположились недалеко друг от друга. Уже через пять минут кому-то из них надоело стоять. Раздался клич: «Вася, наливай!». А еще через пять минут окрестности оглашали пьяные голоса. Охота, которая длится всего 20-30 минут, и ради которой люди специально приехали издалека, для всех охотников, находившихся поблизости, была испорчена.

Вообще, пьянство на охоте недопустимо. Мало того, что нетрезвый человек не может правильно оценивать обстановку и сам процесс охоты становится для него бессмысленным, наличие оружия в руках пьяного делает его крайне опасным для окружающих. Статистика свидетельствует, что более 90 процентов несчастных случаев, происходящих на охоте, связано с употреблением алкогольных напитков.

В этике охотника и рыболова много общего. Как и охотник, рыболов не усядется на занятое другими место, не тронет снастей и добычи других рыболовов, не проплывет на лодке вблизи чужих расставленных удочек, без разрешения не просверлит лунку ближе пяти метров от лунок товарища, у которого пошел клев.

Немного об общей культуре людей, находящихся в угодьях. К сожалению, еще иногда приходится видеть простреленные дробью дорожный знак, какую-нибудь указательную табличку на железной дороге или в подобных местах. Приходилось видеть и поломанные случайными неорганизованными рыболовами охотничьи шалаши, лодочные причалы, искусственные гнезда для уток, сделанные егерями охотничьего хозяйства. И даже сожженные охотничьи и рыболовные избушки. Случалось слышать и грубые перебранки, вплоть до драки, между охотниками и рыболовами, якобы мешающими друг другу заниматься своими делами (и это на огромном водоеме!). Люди, допускающие такие поступки, не могут быть названы не только культурными, но и вообще нормальными людьми.

Культурный человек никогда не оставит после себя на биваке груду мусора, консервных банок, тем более битых бутылок. Встретив в лесу какие-либо лесохозяйственные или биотехнические сооружения, он не повредит их. Если в силу сложившихся обстоятельств придется воспользоваться для обустройства ночлега сеном или соломой, то он прежде всего подумает о труде людей, заготовивших это сено или солому, и сделает так, чтобы стог или копна остались целыми, а не гнили в последующем под дождем.

Даже в тайге, не говоря уже о малолесных районах, прежде чем срубить дерево для костра, шеста, плота или для других нужд, следует сначала осмотреться, подумать и рубить то дерево, которое в силу естественных причин уже не имеет перспектив для роста, а не выбирать самое красивое, стройное и здоровое.

Место для костра нужно выбирать так, чтобы он не явился источником пожара, а уходя обязательно залить костер водой или засыпать землей до полного затухания.

Находясь на усадьбе хозяйства, следует соблюдать установленный там порядок, чистоту, правила общежития, бережно относиться к инвентарю.

Соблюдение всех вышеперечисленных норм не потребует больших усилий, но сделает охоту и рыбалку не только увлекательным, но и приятным, доставляющим глубокое удовлетворение процессом, не вызовет негативного отношения у окружающих.

Охота на кабана

Старинное охотничье слово «пороша» вызывает ощущение пушистой легкости и пахучей свежести. Оно звучит, как зов рога: поэтическая прелесть первого снега проходит через всю жизнь охотника.

Охоту на кабана по остроте ощущений можно считать первой после охоты на медведя.

Кабан прельщает охотника своей безудержной дерзостью и необычайной подвижностью. Как бронированный челнок, он мгновенно пронизывает любые толщи сплошного камыша и пробивается через непролазные заросли колючего кустарника. В минуты опасности его не держат ни крутые обрывы, ни бурные горные реки. Застигнутый врасплох, окруженный стаей злобных собак, он моментально принимает оборонительную позу, и горе тогда неосторожной в своей ярости собаке, попытавшейся вцепиться в щетину рассвирепевшего секача. Коротким, пружинистым броском тела и неуловимым кивком головы он наносит такой удар клыками, от которого редкая собака остается живой.

К кабану нельзя подходить близко спереди, лучше осторожно приближаться сзади или сбоку. Спасаясь от опасности, зверь стремглав несется по прямой линии, обычно по знакомой ему тропе, проложенной в лесу или в камышах и не всегда заметной для человека. Удалившись от беспокойного места, кабан резко останавливается, прислушивается, водит своим чутьистым пятачком и, уловив недобрые для него звук или запах, снова бежит. В таком случае он может неожиданно сбить с ног и ударить клыками охотника, оказавшегося на его пути. Подобные случаи бывают, но исключительно редко. Все же, преследуя зверя и занимая номер на кабаньем лазу, следует быть всегда настороженным и в любую минуту готовым сделать шаг-два в сторону, чтобы не оказаться под ударом и самому метким выстрелом предупредить удар зверя.

Охота на кабана заманчива и тем, что она сопряжена с преодолением многих трудностей. В ней проявляются все лучшие качества настоящего охотника-зверобоя. Кабан — зверь живучий, крепкий на рану, идя на него, нужно хорошо знать свое оружие и отлично владеть им. Ночь, проведенная на засидке, подчас в одиночестве и далеко от селения, встреча с целым табуном кабанов в темноте требуют смелости, выдержки, терпения. Потревоженный кабан иногда перемещается очень далеко, только сметливость и навыки следопыта помогают охотнику без снега разобраться в сложном сплетении едва заметных звериных троп. А какая нужна выносливость, чтобы преследовать зверя по лесным трущобам, горным перевалам или кочковатому болоту!

Ценит охотник кабана и за его питательное мясо, и прочную шкуру, идущую на выделку кожаных изделий. А из головы старого клыкастого секача, снятой вместе с черепом и затылочной частью шеи, изготовляются прекрасные памятные медальоны, украшающие музеи и комнаты охотника. br>

Спортивная охота на кабана до сих пор широко распространена у нас на Дальнем Востоке, в Забайкалье, в республиках Средней Азии, на Кавказе, особенно в Азербайджане, в Прикарпатье, Прибалтике и Белоруссии. Удельный вес спортивной добычи зверя (не считая промысловых заготовок) в общей добыче дичи занимает большое место.

На кабанов делают засидки на тропах, на кукурузных и рисовых полях, у лесных купалищ и фруктовых деревьев, на переправах, выслеживают их в светлые лунные ночи и устраивают засады на них в лесах, в камышах, по первому снегу.

Кабанов обычно промышляют группами в пять-шесть человек, делая небольшие облавы, когда трое-четверо становятся на номера, а остальные ведут загон. br>

Выезжают на кабана также и крупные охотничьи коллективы и команды с участием загонщиков. Именно такие коллективные, организованные охоты являются наиболее массовыми в Закавказье.

В некоторых районах охотятся с большими стаями местных беспородных собак, притравленных по кабану, которые не только успешно разыскивают зверя, но и ловко задерживают его, вцепившись в уши, ляжки и бока, пока не подбегут вплотную охотники. С такими собаками в Средней Азии отлавливают десятки диких свиней живыми для перемещения их в другие районы страны. Такая истребительная охота допустима только там, где кабан слишком размножился, угрожая посевам.

Припоминаю случай захватывающей охоты на кабана с собаками в Азербайджане на оз. Мегман в 1949 г. Кабан, которого настигли собаки в камышах, предварительно долго ходил под гончими, затем засел на островке, защищая свой зад у стены камыша. Островок, точнее густой камышовый куст, окруженный водой, надежно прикрывал разъяренного секача. Он сидел молча, но, когда собаки дружно наседали на него, «точил» и щелкал клыками, сопел и «фукал» на собак, пытаясь броситься на них. Но разных мастей стая, держась в известном отдалении, безумолчно облаивала зверя в ожидании приближения охотников. Выстрел охотника, первым подскочившего на голос собак, прикончил кабана.

Тяжело раненные кабаны, сравнительно недалеко отбежав от места ранения, обычно залегают в какой-нибудь заросли, а когда к ним приближаются охотники, не подпуская их особенно близко, делают новую недалекую перебежку и снова затаиваются. Поэтому спешить с преследованием сильно раненного кабана по горячему следу не рекомендуется. Пусть зверь отлеживается. Он обессилеет от потери крови и скорее сам «дойдет». А почуяв преследование, кабан уйдет, напрягая последние силы, скроется, пропав совсем для охотника. br>

Чтобы восполнить хотя бы частично некоторый пробел в описании охоты на кабана, ниже приводится несколько эпизодов из личного опыта автора.

. Наша группа охотников выехала на подводах к месту, где накануне были обнаружены свежие следы небольшого табунка и отдельных кабанов.

Первая охота на кабана в условиях Подмосковья вызвала повышенный интерес. Еще с вечера начальник охотничьего хозяйства подробно познакомил нас с повадками местного кабана.

Читайте также:  Бизнес идеи для охота рыбалка

Вскоре подводы остановились, и команда из десяти охотников встала на лыжи. Уже около часа мы двигаемся молча вдоль едва заметной старой просеки. Все одеты в белые халаты. Впереди разводящий. В это же время где-то с противоположной стороны другой егерь ведет загонщиков.

Останавливаемся на опушке редколесья. После краткого напутствия разводящий с помощником идут на проверку оклада.

Вокруг много старых осин, берез, окруженных мелким ельником. Легкий ветерок шевелит верхушки елок, летят редкие снежинки. Вдали показались две фигуры. Это старшие окладчики. Полутаинственно, шепотом они говорят: «Кабаны — в окладе. «

В этой статье, я хочу рассказать про охоту с пневматической винтовкой на одних из умнейших представителей птичьего общества на территории Московской области.

Поначалу вороны вызывают в охотнике этакую злость, особенно после того, как прочитаешь про вред, наносимый ей животному миру, разорение гнезд, вытеснение с ареала обитания фактически любой популяции. Некоторую конкуренцию вороне могут составить лишь большие популяции гораздо менее вредных и даже полезных птиц, таких как грачи и озерные чайки. Ну и конечно — вОрон, но за малой численностью последнего, эта конкуренция несущественна. Карканье ворон по утрам «достанет» любого. После всего этого, любая близко расположенная птица при походе по городу вызывала лишь сожаление, что это город, где стрелять нельзя, да и винтовки с собой нет. Мнение меняется кардинальным образом, если поездить на охоту на эту птицу по различным областям и весям. Целенаправленное наблюдение за жизнью этой птицы, продиктованное поначалу отработкой и оттачиванием методов охоты на этот вид пернатых, со временем, оказалось настолько увлекательным и завораживающим действием, что можно получить массу удовольствия даже от самого процесса наблюдения.

Внешний вид птицы известен всем с раннего детства, поэтому описывать его никакого смысла нет. Масса птицы может достигать почти килограмма. Возможно, что существуют и несколько более крупные экземпляры, но пока добыть таких не доводилось, хотя по внешним размерам пролетающих птиц можно было выявить и очень больших особей. Но ум вороны, способной к самообучению, как и у любого другого животного, зависит от возраста и добыть такую умную птицу очень и очень сложно, чем, наверное, и объясняется отсутствие таких экземпляров среди трофеев. Средняя же масса птицы — 700 грамм.

С самого раннего утра, с восходом солнца, вороны просыпаются и летят на места кормежки, бурно делясь друг с другом «новостями» и устраивая гвалт под окнами. Летят они на ближайшие свалки мусора, в город, зверовые хозяйства и т.п. места, где можно подкрепиться. Подкрепившись, вороны любят всячески развлекаться (тут они большие затейники), философски созерцать окрестности с вершины фонарного столба или дерева, просто общаться друг с другом, сидя на деревьях или поле, а также задумчиво прогуливаться пешком, как ни странно это звучит. Периодически птицы летят на места кормежки, а кормятся они очень часто, поскольку обмен веществ у нее очень быстрый. К вечеру, когда начинает смеркаться (зимой и летом, соответственно, это совершенно разное время), вороны улетают на места ночевки — городской парк, лесной массив, где устраиваются на ночлег на деревья, обычно крупными колониями.

Ворона легко отличает человека с винтовкой или ружьем от человека с палкой. Как она это делает, сказать трудно. Она обладает отличным зрением и острым слухом и очень редко удается застать ее врасплох. Мало того, вспугнутая ворона, криком оповещает своих собратьев об опасности и вся стая, обычно, улетает.

При кормежке вороны в стае имеют четкое разграничение функций. Обязательно по краю большой откормочной площадки с большим скоплением птиц (например, свалка) выставляются часовые (малый круг охраны), дальний круг охраны обеспечивают еще несколько птиц, сидящих на деревьях по периметру. Периодически вороны замещают друг друга на постах. Поэтому, беспрепятственно подойти к такому скоплению ворон с винтовкой — практически невозможно. Сидящие на деревьях птицы тут же оповещают обедающих и вся стая уходит на значительное расстояние. Летом заметить дальнюю охрану, сидящую на деревьях очень проблематично, ибо она часто сидит среди листвы и однозначно вас видит, а вы ее — далеко не всегда. Тем более, что сидят они тихо и не каркают. Охота на такую стаю обычно ведется под прикрытием машины, из укромной засидки, где вы должны сидеть еще до прилета стаи. На машины вороны мало обращают внимания, так же как если вы остановитесь и выйдете из машины — до тех пор, пока в руках не появится винтовка, все будут сидеть и внимательно к вам приглядываться. Заметив винтовку, вся стая снимется и уйдет, и напрасно вы будете ждать появления птиц. Изредка будут пролетать «разведчики» и, сделав круг, уходить к основной стае молча или каркая, предупреждая об остающейся опасности. Они четко замечают изменение обстановки. И если ваша машина (а вы четко будете ассоциироваться с машиной у ворон, если вас заметят с винтовкой рядом с ней) не сменит место дислокации, большая вероятность бесполезно прождать несколько часов. Меняйте место остановки машины! Заметив крупную дислокацию ворон, можно посоветовать стрелять из окна машины, не выходя из нее. Ворона очень любопытна и можете попытаться выйти и стрелять из-за машины, скрыто достав винтовку, скажем из багажника (смажьте петли багажника!), по «часовому» на дереве или поле. В любом случае, у вас будет лишь один результативный выстрел, и если вы попадете, то стая, сделав «похоронный» круг с массовым карканьем (оказывающий порой просто страшное и оглушающее действие), улетит прочь. Если промажете, то стая может не сняться в том случае, если вы будете стоять на дистанции, скажем, не менее 50-ти метров от ближайшей вороны, иначе опять же уйдут от звука выстрела. Маскировка с оборудованием скрытой засидки может быть результативна до тех пор, пока вороны не поймут в чем дело и лишь на «свежем» месте, в котором до вас никто не охотился на них. Постепенно данное место будет ассоциироваться у ворон с опасностью, и еще долгое время они будут облетать его стороной и уж ни в коем случае не садится. Однажды поняв, откуда исходит опасность, вороны опять же не сядут ближе 50-ти метров, а обычно и еще дальше. Можно также избрать тактику периодического подъезда. То есть, сделав выстрел, после подъема стаи вы едете дальше, высматривая новые места расположения ворон, а потом возвращаетесь на старое место по прошествии получаса-часа. Ввиду своего любопытства, вороны не улетят, завидев вашу машину, и позволят сделать вам еще один выстрел. Но больше 4-5 штук с одного места с такой тактикой взять не удавалось за пол дня, хотя для удовлетворения охотничьего азарта это бывает вполне достаточно. Поэтому, видимо, самым результативным способом являются — хорошая замаскированная засидка и стрельба на большие дистанции (свыше 50 метров).

После того, как вороны все же улетят, нужно быстро подойти и убрать тушки битых птиц. В противном случае, больше вы здесь ворон в этот день не увидите.

Для послеобеденного отдыха, вороны выбирают близлежащие деревья. Особенно любят они отдельно стоящие высокие деревья лиственных пород. Садятся обычно по несколько штук, занимая максимально высокие ветки (в безветренную погоду), либо в глубине дерева (в ветреную погоду или дождь). Очень любят отдыхать на склонах и полях с солнечной стороны. Выбирают максимально просматриваемые места. Просто подойти незамеченным на дистанцию верного выстрела вряд ли удастся, поэтому после рекогносцировки местности обозначьте места для последующих и предполагаемых мест оборудования засидок.

Несмотря на выраженную стайность этой птицы, наибольший интерес для охотника и наиболее частой его добычей становятся вороны-одиночки, которые отрываются на какое-то время от коллектива с целью в одиночку посидеть на деревьях, проводах, столбах, либо тихо отведать найденный кусок чего-либо съестного. Зачастую они все же не одни и поблизости находится либо стая, либо еще одна-две вороны, но достаточно поодаль. Такие вороны, опять же в силу своего любопытства, сравнительно легко подпускают на дистанцию выстрела, но только если для выстрела вы остановитесь за каким-то укрытием (дерево, куст, машина). Прямого подхода по ровной местности с остановкой для прицеливания они обычно не выдерживают, срываясь с места на стадии вашей остановки или подъема винтовки.

Зрение вороны таково, что она плохо видит за штакетником и даже сеткой-рабицей и подобными статичными предметами. Но, как оказалось, прекрасно видит вас, укрытого в кустарнике или под деревьями, то есть подвижными предметами, подверженным ветру. То есть важно, чтобы ваше укрытие было статично и ветром не колебалось, иначе — провал и вы будете

Adblock
detector